Домой        Журналы    Открытки    Записки бывшего пионера      Люди, годы, судьбы...   "Актерская курилка" Бориса Львовича

 

Актеры и судьбы

 

   Форум    Помощь сайту      Гостевая книга     Translate a Web Page

 

 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139

 

Список страниц

 


 

Эраст Павлович Гарин

 

Эраст ГАРИН умер не от болезней, а от тоски — не мог понять, почему его искусство никому не нужно

10 ноября 2012 года исполнилось 110 лет со дня рождения знаменитого Короля из «Золушки»

 

Эраст Павлович Гарин — один из тех, кто не оценен советским театром и кино. Конечно, помимо роли Короля в «Золушке» Надежды Кошеверовой, есть еще его Жених из «Свадьбы», профессор Мальцев из «Джентльменов удачи» и, наконец, ослик Иа из мультфильма о Винни-Пухе, но это лишь незначительная часть того, что этот актер смог бы сыграть.


Эраст Герасимов (Гарин — сценический псевдоним) был учеником театрального чародея и реформатора Всеволода Мейерхольда. Вместе они проработали больше 10 лет, Эраст был единственным, кто позволял себе спорить с режиссером. «Бегу на репетицию окрыленный, ведь меня там ждет Гарин!» — как-то сказал Всеволод Эмильевич. Именно у Гарина его учитель провел по­следний вечер на сво­боде.

Увы, после ареста Мейерхольда Эраст Павлович так и не нашел больше своего режиссера. Более того, его будто преследовал злой рок. Фильм Сергея Юткевича «Швейк готовится к бою», где Гарин сыграл одну из главных ролей, был запрещен к показу по личному распоряжению начальника Главного политуправления Красной Армии. Экранизация гоголевской «Женитьбы» — режиссерский дебют Эраста Павловича — была утеряна во время войны. А мейерхольдовский спектакль «Горе от ума», который в 70-х годах Гарин почти полностью вос­становил на сцене Театра-студии киноактера, не пользовался у зрителей популярностью как устаревший.

Близкие люди считают, что выдающийся актер и режиссер Эраст Гарин умер не от болезней, а от тоски — не мог понять, почему его искусство никому не нужно.

 

Зоя Зелинская: «Мы его обожали, любя, называли Эрастиком»

АКТРИСА ТЕАТРА САТИРЫ ЗОЯ ЗЕЛИНСКАЯ: «ПЕРЕД СМЕРТЬЮ ГАРИН ПЕРЕСТАЛ ГОВОРИТЬ. ОН МНОГОЕ ХОТЕЛ СКАЗАТЬ, НО ЕМУ НЕ ДАЛИ, И ОН ЗАМКНУЛСЯ В МОЛЧАНИИ»

 

Зоя Зелинская познакомилась с Эрастом Павловичем Гариным, когда он пришел в Театр сатиры в качестве приглашенного режиссера — ставить спектакль «Тень» по пьесе-сказке Евгения Шварца.

 

— Зоя Николаевна, о вашем спектакле по Шварцу до сих пор рассказывают легенды!

 

— Это потому, что Эраст Павлович очень интересно все придумал. Он ведь долго работал в театре Мейерхольда, играл главные роли в таких знаменитых спектаклях, как «Мандат», «Ревизор», «Горе от ума». Наравне с Игорем Ильинским он был одним из любимых актеров Всеволода Эмильевича.

Говорят, мастер прощал ему даже неприязненное от­ношение к своей жене — актрисе Зинаиде Райх. Та Гарина тоже, мягко говоря, не­долюбливала, упрекала, что Мейерхольд строит свой театр именно для Эрас­та Павловича. Кстати, наш главный режиссер Валентин Николаевич Плучек выходил там в массовке — видимо, тогда они с Гариным и познакомились.

С Яниной Жеймо в фильме «Золушка», 1947 год

Благодаря своему учителю Эраст Павлович блис­тательно овладел мастерством мизансцены, а работа в кино дала ему опыт работы со светом: такого, как сделал Гарин, в нашем театре, не было ни до «Тени», ни после нее. А ведь свет в театре нужен не для борьбы с темнотой, он — мощное средство художественного выражения и позволял создавать на сцене по-настоящему волшебную сказочную атмосферу.

 

— Чтобы поставить настоящую сказку, надо быть в душе немного ребенком...

 

— Эраст Павлович все делал играючи. В то время наше здание было на ремонте, и мы репетировали в помещении Театра на Малой Бронной, где сцена и зрительный зал очень маленькие — развернуться было негде. И Гарин в сцене объяснения Принцессы и Ученого придумал круг с двигательным механизмом внизу: когда мы на него попадали, он начинал вращаться, и вся любовная сцена проходила в движении. К тому же у нас были очень красивые костюмы и парики — сиреневые, рыжие, золотые. Это сейчас цветным париком никого не удивишь, а в 60-х годах прошлого века это было довольно смелым — и эффектным! — художественным ходом.

А еще Гарин-режиссер заказал в наших мастерских (в Театре сатиры были замечательные мастера, которым под силу было сделать что угодно!) цветы из раскрашенных перьев с иголками на концах стебля.

С актером Львом Свердлиным и второй супругой, режиссером и сценаристом Хесей Локшиной. «Гарин с Хесей производили впечатление единого целого». Первой женой артиста стала Любовь Фейгельман, от этого брака родилась дочь Ольга
Тайный советник шел и бросал эти цветы, которые, падая, вонзались в пол и как будто вырастали прямо на глазах у зрителей, — ими он устилал путь идущей следом Принцессы. Да у нас даже афиша была невероятной красоты — для Эраста Павловича в работе не существовало мелочей.

 

— Кого из актеров пригласил режиссер?

 

— Он сделал ставку на молодых: Ольга Аросева играла певицу Юлию Джули, Вера Васильева — Аннунциату, а я — Принцессу. Я тогда как раз только-только пришла в театр, это была моя первая большая роль.

Ученым был назначен очень хороший, но, к сожалению, сильно пьющий актер, поэтому я не буду сейчас называть его фамилию. Однажды он напился прямо на спектакле, дирекции театра пришлось его уволить, и мы остались без исполнителя главной роли. Тогда Эраст Павлович привел в театр Валентина Гафта — еще очень юного, красивого, высокого и никому не известного. Валентин Иосифович тогда снимался в кино в эпизодах, а в театре не работал, так что можно сказать, что именно Гарин открыл его для сцены.

 

Любовь Орлова, Эраст Гарин, режиссер Григорий Александров, композиторы Александр Цфасман и Дмитрий Шостакович во время записи музыки к фильму «Встреча на Эльбе», 1949 год

— Часто труппа противится новым — пусть даже и приглашенным на один спектакль — режиссерам. У Гарина не было конфликтов с актерами?

 

— Что вы, мы его обожали! Любя называли — разумеется, за глаза — Эрастиком. У него была замечательная привычка, я бы даже сказала, ритуал: в начале каждой репетиции он садился за установленный в зрительном зале стол и своим знаменитым голосом (говорил, когда-то Гарин «одолжил» его для роли у драматурга Николая Эрдмана, да так и оставил за собой): «Ну, давайте погнием?».

Гнить у него означало работать над спектаклем, над ролью, глубоко проникая в замысел автора пьесы. При этом он еще так забавно скрещивал — почти складывал — ноги, что благодаря своей худобе и субтильности напоминал нахохлившегося воробышка на жердочке. Все мы, кто был занят в «Тени», до сих пор, вспоминая эту его манеру, смеемся. Кстати, на репетиции Гарин всегда приходил первым и проверял, все ли готово, — не любил в ущерб творчеству отвлекаться на организационные вопросы.

В роли Короля с Фаиной Раневской в культовой картине Надежды Кошеверовой «Золушка», 1947 год

Во время репетиций он часто бегал по залу и поднимался в бельэтаж и ложи — смотрел, как выглядит та или иная мизансцена оттуда, с высоты. Очень волновался: для него важно было, чтобы каждому зрителю, даже если он сидит на галерке, все было хорошо видно и понятно. Эраст Павлович любил и зрителей, и актеров, он вообще был добрейшим человеком.

 

— Для театра это, скорее, исключение, чем правило. Не секрет, что в искусстве закулисных интриг актерам нет равных...

С Фаиной Раневской

— Он же всем желал только добра, это было видно. За все время нашей работы над спектаклем ни разу голоса не повысил. По-моему, Гарин просто не умел этого делать. Замечания его были очень деликатного свойства, чтобы, не дай Бог, никого не обидеть. Если у кого-то из нас что-то не получалось, он мягко говорил: «Давайте попробуем еще раз!».

Ну, и, конечно, мы были в восторге от его чувства юмора. Эрасту Павловичу, например, очень нравилось, как я двигалась. Когда я выходила на сцену и делала какие-то движения от себя, он всегда говорил: «Какая замечательная плаституция!».

Гарин вообще вольно обращался со словами, иногда, как могло показаться на первый взгляд, употребляя их не по назначению.

В роли Тараканова с Зоей Федоровой в «Музыкальной истории», 1940 год
Но, поразмыслив, мы понимали, что в таких «оговорках» кроется глубокий смысл. Например, Аросевой он как-то сказал на репетиции: «Оля, как только увидишь это, ори во все глаза!». Мы тогда все призадумались, и только увидев, как она кричит, выпучив глаза, осознали, что он имел в виду. 

— Говорят, Анатолий Дмитриевич Папанов коллекционировал высказывания Гарина...

 

— ...а потом зачитывал их нам! Эраст Павлович мог, например, сказать, что в зале душно, поэтому нужно открыть форточку и устроить «проветрен в смысле кислородизма». А чего стоит его замечание об одной из сцен в спектакле: «Душещипательность хиловата. Здесь должны зачесать скрипки — до полного слезорождения».

 

— У Эраста Павловича были помощники?

 

В роли дьячка Савелия с Аллой Ларионовой, «Ведьма», 1958 год

— От него ни на шаг не отходила его жена — Хеся Александровна Локшина. По профессии она была режиссером дубляжа, но ее образованность позволяла ей помогать супругу во всем. На Гарина она разве что не молилась: муж был для нее каким-то божеством.

Хеся Александровна любила все, что любил супруг, поэтому обожала и нас, актеров. Помню, на репетиции, а впо­­следствии и на спектакли, она приносила разную вкусную еду — салатики, бутерброды, закуски, тортики. Невероятно большой души была жен­щина, сама при этом очень маленькая, худенькая, почти эфемерная — телосложением она напоминала изможденного подростка. Гафт в своих воспоминаниях писал, что, придя домой к Гарину и увидев спящую на кровати Хесю Александровну, принял ее... за умершую — таким невесомым казалось покрытое простыней тельце. Кстати, дом у них тоже был невероятный — основной интерьер составляла потряса­ющая библиотека.

 

— Знаменитый актер жил скромно?

 

— Думаю, они с Хесей Александровной с трудом сводили концы с концами. Эраст Павлович одевался довольно скромно, но даже в стареньком, видавшем виды костюмчике выглядел элегантно. У него была бездна вкуса, он казался европейцем, которого судьба по какой-то только ей известной причине забросила в Советский Союз.

С Олегом Видовым и Николаем Олялиным в «Джентльменах удачи», 1971 год

Гарин с Локшиной производили впечатление единого целого. Сколько я помню Хесю, она все время болела — то один недуг ее одолевал, то другой. Но Эраста Павловича, который умер в 1980 году, жена пережила на много лет.

 

— Почему такой актер, как Гарин, был мало востребован в кино?

 

— Всему виной его внешность — она не сочеталась с образом партийного работника или строителя коммунизма. Где такой актер мог себя проявить? Только в сказках! Это была его стихия, он знал этот жанр, умел сыграть или поставить спектакль так, что просто дух захватывало. Поэтому его приглашали либо в сказочные, либо в комедийные фильмы, но даже там ему доставались эпизодические роли. И все-таки даже самый, казалось бы, незначительный образ у него становится ярким, заметным. Вспомните его ученого-археолога Мальцева из фильма «Джентльмены удачи» — у Гарина там всего два или три эпизода, а роль запоминается сразу и навсегда.

Эраст Павлович очень переживал из-за того, что режиссеры его не снимали, что ему не давали возможности ставить спектакли.

Кто-то из близких Эраста Павловича вспоминал, что за какое-то время до смерти он перестал говорить — знаками показывал, что ему тяжело общаться с людьми. Как любой творческий человек, он многое хотел сказать, но ему не дали, и он замкнулся в молчании.

 

 

Гарин Эраст - Как уходили кумиры

 

 

 

 

 

РЕЖИССЕР-МУЛЬТИПЛИКАТОР ФЕДОР ХИТРУК: «ГАРИН ПОЛНОСТЬЮ СООТВЕТСТВОВАЛ ОБРАЗУ ОСЛИКА ИА»

 

Федор Хитрук: «Это был очень грустный, жалобный, погруженный в себя человек»

Всего Эраст Гарин озвучил больше трех десятков мультфильмов, но, пожалуй, самая яркая его работа в этом жанре — грустный ослик Иа в киноленте старейшины советской мультипликации Федора Хитрука «Винни-Пух и день забот».

 

— Федор Савельевич, почему озвучивать неисправимого пессимиста ослика Иа вы пригласили именно Эраста Гарина?

 

— Да потому что он полностью соответствовал этому образу! Я, к сожалению, не был знаком с Эрастом Павловичем в иные, возможно, лучшие периоды его жизни, но в начале 70-х годов, когда мы начали делать серию мультфильмов о Винни-Пухе, никто не назвал бы его оптимистом. Это был очень груст­ный, жалобный, по­груженный в себя человек, который, похоже, уже не ждал от жизни ничего хорошего.

 

— Если присмотреться к ослику Иа, кажется, что даже внешне он чем-то напоминает Гарина!

 

— Ну, это, наверное, случайно получилось, поскольку сначала мы создавали своих героев, а уж потом пробовали на них разных актеров. Например, считается, что Винни-Пуха мы скопировали с Евгения Павловича Леонова, но это не так: поначалу планировалось, что медвежонок будет говорить голосом Олега Павловича Табакова. Но когда Леонов встал у микрофона и набычился, мы поняли, что нашли нашего главного героя.

А вот на роль Иа, кроме Гарина, претендентов не было. Так получилось, что незадолго до работы над «Винни-Пухом» я услышал по радио спектакль «Приключения Чипполино» и был поражен грустным, обреченным голосом одного из героев. Стал узнавать, кто его озвучивал. Оказалось, знаменитый Король из «Золушки» — Эраст Павлович Гарин. Мы созвонились, и я без всяких проб и утверждений на худсоветах, что по тем временам было большой редкостью, предложил ему озвучить Иа. Он приходил на студию — такой же печальный, как его герой, и записывал все сразу — без дублей и помарок, а потом так же обреченно уходил.

 

— В жизни вы с ним не встречались?

 

— Это случилось только один раз — возле Театра киноактера, в котором долгое время работал Эраст Павлович. Дело было днем, он, видимо, шел с репетиции, а мы с женой Галиной Николаевной и нашими друзьями гуляли неподалеку. Друзья вели на поводке огромную собаку, увидев которую Эраст Павлович разыграл целую комическую сцену. Он сделал огромные удивленные глаза, опасливо посмотрел по сторонам и какой-то пугливой, настороженной походкой обошел нас, наверное, метра за два — как говорится, десятой дорогой. При этом никому не сказал ни слова.

Не думаю, что Гарин боялся собак, просто актерская природа выпирала из него, заставляла его играть даже в таких, казалось бы, незначительных житейских ситуациях. Все было разыграно так точно и смешно, что все, кто был свидетелем этой пантомимы, еще долго хохотали, не заметив, что гениальный актер уже давно ушел...

 

источник- Людмила ГРАБЕНКО  «Бульвар Гордона»  http://www.bulvar.com.ua/arch/2012/45/509a715b4f324/

 

 

Легенды мирового кино. Эраст Гарин.