Домой   Кино   Мода   Журналы   Открытки   Музыка    Опера   Юмор  Оперетта   Балет   Театр   Цирк  Голубой огонек  Люди, годы, судьбы...

 

 

Красная  книга российской  эстрады              


1   2   3   4   5   6   7   8   9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21   22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33   34   35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60 

61  62  63  64  65  66  67  68  69  70   71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112   113 

114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147   148  149  150  151  152  153  154  155  156  157 

158  159  160  161  162  163  164  165  166  167  168  169   170  171  172  173  174  175  176  177  178  179  180  181  182  183  184  185

 

 Гостевая книга    Форум    Помощь сайту    Translate a Web Page

 

Список альбомов

 


 

Люди идут по свету. Туристские песни.

 

 

 

...Недавно получил из США от своего товарища этот материал. Несмотря на то, что он больше 30 лет как уехал из родного Минска, ежедневно следит за тамошними новостями. Переслал мне массу и других материалов для публикации на сайте. Как видите, куда бы судьба не занесла нас, Родина внутри нас... А пока позвольте представить вам сборник туристских песен студентов Минска, которые они пели в далекие 60-е годы...

 

 

Представить вам весь сборник невозможно, там более 250 страниц. При желании можете скачать по адресу https://cloud.mail.ru/public/8cp9/3NxyTH8Ka

 

 


 

 

Туристские песни варианты

 

 

 

 

 
В конце 80-х – начале 90-х годов вышли один за другим несколько сборников бардовской песни: «Среди нехоженых дорог – одна моя» (1989 г.), «Люди идут по свету» (1989 г.), «Наполним музыкой сердца» (1989 г.) и т.д. Кроме песенников в это же время вышел ряд книг по истории и современному состоянию бардовской песни: «Возьмемся за руки друзья» (1990 г.), «Наша авторская» (1991 г.) и другие.

В предисловии к сборнику песен «Люди идут по свету» один из основоположников жанра авторской песни А.Городницкий писал, что она выросла «из бесчисленных студенческих и походных песен – незатейливых, для внутреннего употребления». Время идет, но книг или хотя бы статей по истории возникновения этих самых первых «незатейливых, для внутреннего употребления» песен я что-то не встречал. А ведь стоит только раскрыть пожелтевший от времени блокнот со старыми песнями и сразу же бросится в глаза, что его первые страницы заполняют именно такие неприхотливые, самодельные туристские песни. Чаще всего это туристские варианты известных песен.

Возможно, некоторым молодым читателям непонятны сами слова – «туристский вариант». Сейчас в огромном репертуаре туристов есть и старые самодеятельные, проверенные временем песни и огромный пласт бардовской песни, и песни профессиональных авторов, близкие по духу к туристским. Вначале 50-х репертуар у туристов состоял, в основном, из студенческих песен, будущие всесоюзно известные барды делали свои первые шаги, а душа, как говорится, требовала и одна за другой появлялись туристские песни – варианты: бралась популярная мелодия и писались новые варианты текста.
Такой прием существовал, наверное, с тех времен, как была написана первая песня на планете. В не столь отдаленные времена, а именно, в первые годы советской власти, немало песен было написано точно таким же способом. Сколь массовый характер это явление приняло в те годы многие даже не представляют.

Я приведу наиболее интересные примеры.



Некоторые читатели старшего возраста, которые носили в детстве пионерский галстук и отлично знали пионерскую песню «Взвейтесь кострами синие ночи» или комсомольскую «Там вдали за рекой» или красногвардейскую «Смело мы в бой пойдем», и не подозревают, что перечисленные песни – это варианты на различные дореволюционные песни.

Вот какие сведения о песнях-вариантах первых лет советской власти приводятся в книге «Звезды русской эстрады»: «Из удалой солдатской баллады «про разбойника Чуркина» была создана любимейшая красноармейская строевая песня «С помещиком банкиром», гремевшая на фронтах гражданской войны… на основе скорбно-лирической мелодии «Лишь только в Сибири займется заря» сложили популярную комсомольскую песню 20-х годов «Там вдали за рекой»».

У каждой песни своя судьба: «любимейшую красноармейскую», гремевшую на всех фронтах, уже никто не помнит, а «популярная комсомольская» поется до сих пор.
Интереснейший случай написания песни-варианта «Смело мы в бой пойдем» приведен в книге «Рассказы о песнях» (составитель О.Очаковская). Выясняется, что в основу ее мелодии легла песня, возникшая в годы первой мировой войны с припевом:
 


 Смело мы в бой пойдем
 За Русь святую…

В свою очередь этот солдатский вариант был написан на измененный мотив романса «Белой акации гроздья душистые». Разумеется, мотив салонной песни, написанной к тому же в ритме вальса, был изменен с тем, чтобы мелодия новой песни приобрела решительный, маршевый характер.

Но еще более интересный факт вспоминает поэт Александр Жаров – автор слов популярнейшей пионерской песни «Взвейтесь кострами синие ночи». Для первого пионерского костра в Сокольниках ЦК комсомола решил срочно сочинить песню. Время было лихое. Только что закончилась гражданская война и создавалась песня таким же лихим кавалерийским наскоком. Секретарь ЦК комсомола был краток: «Песня нужна обязательно и срочно… Поручим Жарову… Дадим двухнедельный срок… Не справится – исключим из комсомола». Что добавить? Секретарю отдела печати Александру Жарову было тогда 18 лет, стихи он писал, песни – ни одной, а ЦК комсомола слов на ветер не бросал. Совет, правда, дали: «Главное, это за какой-нибудь хороший мотив зацепиться, а дальше у тебя, Саша, дело пойдет».

После лихорадочных двухнедельных поисков мотив для будущей всесоюзно любимой пионерской песни нашли в Большом театре! В «Марше солдат» из оперы Гуно «Фауст»(!):

 

 

 

 


 
 «Башни с зубцами,
 Нам покоритесь!
 Гордые девы,
 Нам улыбнитесь!»
 
Остальное было делом техники.
 

Сделав этот небольшой экскурс в историю создания некоторых популярных в Советском Союзе песен, перейдем к анализу туристских песен-вариантов.


Необходимо заметить, что самый – самый первый сборник туристских песен «В пути и на привале» (Ленинград) вышел в 1959 году и включал в себя 19 песен – вариантов на мелодии советских композиторов. Но огромное количество песен – вариантов было написано на мелодии бытовых, уличных и даже уголовных песен. Имея такую родословную, эти песни не могли попасть на страницы советских сборников.

Какие мелодии легли в основу туристских вариантов? Какие из этих песен написаны раньше, а какие позже? Вопросы эти интересные и я попытаюсь, по мере сил, ответить на них. Но главное: выжила ли песня, вспоминают ее у костра, или в другой обстановке, туристы, хотя бы старшего поколения?
Увы, приказала долго жить старейшая песня «Туристская молитва». Я думаю, комсомольцы – туристы 50-х вряд ли были знатоками церковных песнопений. Скорее всего, в основу был положен вариант уже существующей сатирической песни «Отец благочинный». С первых лет советской власти церковь была отделена от государства и вроде бы даже окружена каменной стеной изоляции и народные песенники вложили свой кирпичик в эту стену: на мотив молитвы еще в 30-е годы ими была написана песня – вариант, рисующая этого отца, разумеется, не с лучшей стороны.

В повести Виктора Курочкина «На войне как на войне» есть мастерски написанный эпизод, когда, в короткой паузе между боями в крестьянской избе, временно приспособленной под штаб, Саня Малешкин – молоденький командир самоходки, поет вместе с другими офицерами именно эту сатирическую песню – вариант:
        «… Сейчас мы споем нашу. Валяй, Табаченко.
Табаченко начал валять, как дьякон, речитативом:
- Отец благочинный пропил полушубок овчинный и ножик перочинны-ы-й!..
- Удивительно, удивительно, удивительно… - подхватили комбаты глухими, осипшими басами. Сане показалось, что песня родилась не за столом, а выползла из-под пола и застонала как ветер в трубе. У печки взлетел вверх необычно звонкий и чистый подголосок: «Удивительно, удивительно-о-о»
У Сани даже заломило скулы от напряжения: так он боялся, как бы у солдата не сорвался голос.
- Ну и голосок, черт возьми! – скрипнул зубами Каруселин. – Валяй, Табаченко.
        Табаченко валял… Комбаты простуженными басами дули как в бочку, а подголосок звенел, падал и снова взлетал…»

 

 

 



Скорее всего, именно на эту песню – вариант была и написана песня «Туристская молитва» («Турист от страха белый…»). То, что это одна из старейших туристских песен – бесспорно: в песне перечисляются все «прелести» туристской жизни, что было очень характерно именно для того времени.
Тут и неистребимый туристский аппетит:

 


            Турист от страха белый
            Бежит как угорелый,
            Чтоб каши взять горелой
            Дополнительно.
Хор туристов подхватывал:
            Дополнительно, дополнительно, дополнительно…
И сценка туристского быта:
            Другая же туристка
            Была специалистка,
            Чтоб чистить ведра, миски
            Ослепительно.
            Ослепительно, ослепительно, ослепительно…
И скудность тогдашней туристской экипировки:
            Турист укутал пятки
            Дрожал в своей палатке,
            Всю ночь без оглядки
            Омерзительно.
            Омерзительно, омерзительно, омерзительно…
И выносливый как лось инструктор:
            Кто наши мольбы слышит,
            Чтоб стали горы ниже,
            Чтоб шел инструктор тише
            Относительно.
            Относительно, относительно, относительно…
И прославление центрального органа – финансового источника и вдохновителя этой самой туристской жизни:
            А бедному туристу
            Налить супцу канистру,
            Налить ведро какао
            И он споет во славу
            Незамедлительно.
            Незамедлительно, незамедлительно, незамедлительно…
            ВЦСПС, ВЦСПС, ВЦСПС, Аминь!

Установить автора туристских песен-вариантов практически невозможно. Пожалуй, единственное исключение - «Баксанская», написанная в Великую Отечественную войну воинами-альпинистами, защитниками Кавказа. Разговор об этой песне впереди, а пока я хочу рассказать молодым читателям и напомнить старшему поколению о некоторых весьма популярных в свое время туристских вариантах.

Если автора песни установить нельзя, то установить хотя бы время создания некоторых песен-вариантов можно попытаться. Ведь очень часто туристский вариант возникал сразу же после появления художественного фильма, в котором звучала песня с броской, запоминающейся мелодией. Вышел в 1960 году один из первых советских детективов, или как он тогда назывался – военно-патриотический фильм «Вдали от Родины» с зажигательной мелодией «Карамба, синьоры» («Черт возьми, господа») и сразу же появился туристский вариант «Карамба, с неба дождик идет проливной…». Снял в 1954 году молодой Эльдар Рязанов свой первый фильм «Карнавальная ночь» и тут же появилась удачная, написанная с большим юмором песенка-вариант «Если утром встали вы мрачнее тучи…». Вышел в 1956 году фильм «Максим Перепелица» с бодрой солдатской песней «Путь далек у нас с тобою…» и появился туристский вариант «Мы ходили в путь неблизкий…» с припевом-призывом:

Туристы, в путь, в путь, в путь,
Туда где перевалы,
Где скалы и обвалы…
Лишь круглый идиот
Не ходит в поход!

Полюбились зрителям песенки из кинофильма «Господин 420» (1955 г.), невероятно популярного в 50-е годы индийского киноартиста и певца Раджа Капура (широкие массы зрителей запросто называли его «бродягой» по названию одноименного кинофильма, где он играл главную роль) и на простенький, но очень навязчивый мотив туристы сразу написали несколько своих вариантов.
Приведу три наиболее популярных туристских варианта. В оригинале первый куплет звучал так:



Разодет я как картинка:
Я в японских ботинках,
В русской шапке большой
И с индийскою душой…

Одни варианты полностью позаимствовали мелодию из фильма:

Разодет я как картинка:
В отриконенных ботинках,
В белой шапке большой
И с туристскою душой…



иные – только основную мелодию песни без припева. Так было в знаменитой песне «Керосин»:

Я инструктора спросил:
«Что такое керосин?»
Почесал инструктор ухо
И сказал: «Ну ладно, слухай»

и мудрый инструктор дает начинающему туристу целый ряд советов, типа:

«Если будешь «керосинить»,
Будешь ночью плохо спать,
А потом на восхожденьи
Землю носом ковырять…»

И буквально на всех турбазах Советского Союза звучала песня «Дай на маленькую»:

Разодет я как картинка:
В отриконенных ботинках,
Я иду и пою:
«Дай на маленькую
Дай на маленькую, дай на беленькую,
На большую не прошу, дай на маленькую…» и т.д.

Хотя, в некоторых случаях, такой способ определения года создания туристской песни-варианта может быть ошибочный. Помните, как в кинофильме «Служили два товарища» (1968 г.) персонаж артиста Олега Янковского поет «вредную», с точки зрения своего напарника по фильму, песню «Служили два товарища в одном и том полке…»? Так вот, туристский вариант этой песни «Бродили мы с товарищем в горах» возник задолго до выхода на экран фильма. Объясняется это просто: режиссер внес в фильм подлинную песню времен гражданской войны и известную туристам.

Кроме как на мелодии песенок из модных кинофильмов туристские варианты создавались и на другие мелодии. Диапазон их огромен: от уже упомянутой церковной молитвы ( туристский вариант «Турист от страха белый…») до революционной песни Демьяна Бедного «Как родная меня мать провожала» (в туристском варианте любящая мать «не ходить зимой в поход умоляла»); от модных эстрадных песенок («Рулате») до полууголовных мелодий типа «Эх, Жора, подержи мой макинтош» (в туристском варианте Жору просили подержать ледоруб). К жанру последних примыкала песня «Сиреневый туман». Это в наши дни песня приобрела вторую жизнь и часто звучит на радио и телевидении в передачах шансона, а в 50-е годы цензура относилась к ней насторожено, в эфир ее не допускали, зато это была одна из самых любимых песен, которые крутили на средних волнах радиохулиганы (была в те годы такая разновидность нарушителей законодательства). Только написал поэт Матусовский (музыка неизвестного автора) песню «Сиреневый туман» и тут же этот туман поплыл над альпинистским лагерем, в котором грустил молодой человек. Еще бы не грустить: ведь у него бедняги и радости то были – «любимая и горы»:

Но милая моей любви не поняла,
Ушла она в туман, остались только горы…
Коварная подруга еще и
Счастье и любовь с собою унесла.

И грустит он – бедняга, потому что знает ветреный характер своей подруги:

Ты звездочкой уйдешь в сиреневый туман.
Уйду на траверз я, всегда готов на шутку,
А ты же, как всегда, на ласку и обман.

 

 



Кстати, радиохулиганы частенько крутили также не звучавшую тогда в большом эфире, но известную в постсоветском шансоне песенку «Девушка в платье из ситца», на которую туристы написали свой вариант. В новой песне мама девушки «жизнь, вспоминая прошедшую» предупреждала дочку, что «если сойдешься с туристом своим, будешь совсем сумасшедшей» и запугивала родную дочь различными трудностями туристского быта.

А единственно широко известная в 50-е годы на украинском языке:

Якось до Кавказу я попав,
Боже, скільки лиха там зазнав…

и вовсе написана на мотив воровской песни “Гоп со смыком”.
Писались туристские песни-варианты также на мотивы популярных эстрадных зарубежных мелодий. Так на мелодию бойкой латиноамериканской песни была написана песенка “Мама, я лезу”, повествующая о нелегкой туристской жизни:

Лезу я в горы, как дикая коза.
Лезут от натуги на лоб мои глаза…

На мелодию популярной послевоенной песни “Солнце скрылось за горою” была написана одна из старейших песен-вариантов. Разумеется, в ней вместо солдат “с восхождения шли усталые туристы”.

Что уж говорить про авторство песен-вариантов, если иногда автор эстрадной песни-оригинала выяснялся через много лет. Так, через несколько десятилетий(!) широкие массы узнали, что финскую(!) песню “Рулате”, считавшуюся долгие годы чуть ли не визитной карточкой Финляндии, написал Войнович – автор скандального и в свое время запрещенного романа про солдата Чонкина. Ясное дело, что по соображениям цензуры автора текста песни в те годы не упоминали. Туристы написали песенку-вариант “Если ты в горы забрался высоко” с провокационным куплетом:

Много пословиц бытует на свете,
К жизни туриста подходит одна:
“В Тулу никто с самоваром не едет”,
Значит в походе жена не нужна.

Ушла в прошлое, осталась только в пожелтевших блокнотах старшего поколения песня-вариант “Вот туристы идут”. Написана она была на мотив послевоенной солдатской песни “Вот солдаты идут”:

Вот туристы идут
Без пути и дороги
Песен уж не поют
Еле тащатся ноги.

 

 

 

 



Эдакое типичное для старых туристских песен кокетство усиливает еще сильнее строка:

Струйки пота текут
По измученным лицам...

В 50-е годы – годы фантастического расцвета туризма в СССР во многих учреждениях, институтах и т.д. было принято после летнего отдыха выпускать большие стенгазеты с фотографиями прошедшего похода. Песня “Вот туристы идут” уже много лет не поется, но вот заключительные слова этой песни зажили своей самостоятельной жизнью. Дело в том, что одним из избитых вариантов в подобных стендах был снимок самого худенького из группы туриста с огромным рюкзаком, иногда даже двумя. Подпись под ним гласила либо: “А мама думает: я отдыхаю”, либо шли заключительные строки песни “Вот туристы идут”:

И такая вот жизнь
Сведена к афоризму:
“Лучший отдых - туризм”,
Но поверьте друзья:
Отдых – лучше туризма.

Будем справедливы: туристские варианты грешили слабой рифмой и, порой, в песне проскальзывали просто безграмотные строки. Но были и удачные варианты: “Дачный муж”, “Туристская оптимистическая”, “Баксанская”. О последней будет отдельный разговор, а вот о двух первых поговорим подробнее.

В послевоенные годы в Советском Союзе получила распространение песня про американского штрейкбрехера “Кейзи Джонса”, исполняемая популярным певцом рабочего движения Джо Хиллом (Джозефом Хиллстроном). Рабочий Джо Хилл писал остросоциальные песенки, сопровождая их бойкой игрой на банджо. В песенке “Кейзи Джонс” описана история штрейкбрехера, которого ангелы за его земные подлости не пустили в рай. Песня к нам в Союз долго шла, написана она была еще в начале века. Времена были намного покруче, чем времена аналогичного социального бунтаря Владимира Высоцкого. По ложному обвинению Хилл был арестован и, несмотря на протесты почти по всему земному шару, был казнен в ноябре 1915 года.

Написанная на мотив “Кейзи Джонса” песня “Дачный муж” выдержана ровно и даже может похвастаться бойкими рифмами (“в аду” – “в виду” и т.д.). В песне в шуточной форме рассказывается о “типичном дачном муже”, которому была совсем неведома “страсть хождения пешком”, а лучшим другом был автомобиль “Москвич”. Активному, оздоровительному отдыху в горах, либо водному походу, он предпочитал пассивный отдых на даче. Разумеется, это не укрепляло его организм. Когда, волею судьбы, ему пришлось пройти всего “с полкилометра”, но “по рыхлому, по вязкому, размытому пути” (в котором, очевидно, и застрял его друг “Москвич”), то и эта смехотворная дистанция оказалась для него роковой. Далее в песне в шуточной форме рассказывается о злоключениях дачного мужа на том свете. Как ведро ледяной воды сначала на него вылил апостол Павел:

Ошибся ты - любезный друг, спеша в наш край...

Чувствуете этот холодок, несмотря на вроде бы ласковое “любезный друг”. Дальше – больше: ошеломленный дачный муж узнает об огромных реорганизациях, которые произошли на небесах:
 


Давно уж рай турбазой стал
Весьма на долгий срок...

Причем, туризм оказался настолько увлекательным занятием для служителей рая, что занимаются им не только рядовые, но и высший состав:

С тургруппою святителей и я сейчас уйду...
А дачных мест любителей сгноим в аду!

Причем, как завзятые туристы, работники рая не ищут легких дорог:
Сквозь ад с его нечистыми любимый их маршрут...

И звучат как удары молотка по темечку, безжалостные, тяжелые слова обвинения:

Дачный муж, ты был врагом туристов,
А таким заядлым дачникам нет мест в раю!

И, как следствие, печальный финал:
Дачный муж попал навек к нечистым,
Дачный муж работает в аду,
Дачный муж завидует туристам
И это просим всяких дачников иметь в виду!

Кстати, если бы и не было известно, когда написана эта песня-вариант, то по одной детали, что преуспевающий дачный муж ездит именно на “Москвиче” – популярном легковом автомобиле 50-х годов, можно было бы примерно датировать создание песни-варианта.

На бойкий мотив песни «Кейзи Джонс» было написано несколько вариантов туристских песен. Кроме уже приведенного, наибольшее распространение получила песенка про альпинистский лагерь «Джантуган». В песне ругали нудные лекции по теории альпинизма, но вывод был:

Джантуган – ты лагерь просто чудо,
Джантуган – ты лагерь просто рай…

Одна из старейших туристских песен –вариантов – знаменитая в былые годы «Туристская оптимистическая». Написана она на мотив очень популярной довоенной песни «Лети, стальная эскадрилья…». В фильме режиссера П.Тодоровского по сценарию Б.Окуджавы «Верность» взвод молодых ребят, ушедших на войну прямо со школьной скамьи, лихо поет:

Там, где пехота не пройдет,
Где бронепоезд не промчится,
Угрюмый танк не проползет,
Там пролетит стальная птица…

Парадокс: распевала эту песню вся страна, но ни в одном сборнике песен, изданном вплоть до 60-х годов, этой песни вы не найдете. Многие годы бились музыковеды, чтобы выяснить: как же возникла песня и кто ее автор? В конце концов подняла этот вопрос и авторитетнейшая в свое время телепередача «Песня далекая и близкая», но установить автора песни так и не удалось. В адрес телепередачи со всех уголков Советского Союза пришло очень много вариантов этой песни, причем отдельные куплеты специалисты отнесли даже к середине 20-х годов!

Туристы не остались в стороне и внесли свою посильную лепту в увеличение числа вариантов. Безымянный автор туристского варианта сконцентрировал непроходимость дорог до почти абсурдного предела:

Где и змея не проползет,
Где не найдет дорогу птица…

и только неунывающий турист, пусть даже «на пузе», что ближе, пожалуй, дальним родственникам туристов – спелеологам, преодолеет любой трудный путь.

А дальше следуют характерные для первых туристских песен: лихой туристский характер – «туристу море по колено» и знаменитый туристский аппетит. Тут автор пользуется интересным приемом. Вначале просто утверждается: «турист всегда пожрать готов…», а затем это утверждение, как и слова про путь в первом куплете, усиливаются до абсурдного предела: «пусть даже сварено полено!». Эта находка роднит туриста со сказочным солдатом, который варил кашу из топора. Это родство усиливается еще тем, что поется «Туристская оптимистическая» в темпе строевого марша. Туристскому аппетиту автор уделяет немало внимания: целых два куплета из шести. Второй куплет утверждает прямо пропорциональную зависимость аппетита от проделанного пути:

Чем больший путь турист пройдет,
Тем больше съест на бивуаке…

«Ну и что, - скажет скептик, - любой пешеход, вышедший из пункта А в пункт Б, приобретет тем больший аппетит, чем больше расстояние между этими пунктами». Все это может и верно, но, по мнению автора, только турист после этих километров:

…кость так чисто обгрызет,
Что не оставит и собаке!

И на этот аппетит не влияет ни усталость, ни нелегкие условия туристского быта:

В палатке спим в три этажа,
Не разберешь, где руки, ноги…

 

 



Тут нужно сделать небольшое отступление. Посмотрите на стоянку современных туристов: легчайшие нейлоновые палатки, которые, если и не протянешь, как оренбургский пуховый платок через обручальное кольцо, но можно сложить в “ну очень маленький“ пакетик. А легендарная брезентовая палатка 50-60-х! Поставь ее рядом с разноцветными нейлоновыми палаточками и она будет смотреться как огромный динозавр! После дождя такая палатка становится тяжеленной и сворачивается в камнеподобную массу. Но в пятидесятые годы и таких палаток не хватало, и набивалось в нее народу, ну если не «в три этажа», как в песне сказано, но поворачивались иной раз на другой бок по команде инструктора.
И ради чего все эти тяготы бездорожья и неудобств? Да ради извечной мечты активного человека и романтика:

Протопать все пути дороги…


то есть, пройти заснеженными перевалами Кавказа, спуститься на плотах по бурным сибирским рекам, полюбоваться чудом природы – гейзерами Камчатки и убедиться, что священный Байкал – это, действительно, славное море.

В завершение этого небольшого анализа песни-варианта «Туристская оптимистическая» можно добавить, что самым лучшим подтверждением названия песни являются слова последнего куплета:

Нам лучше мокнуть под дождем,
Чем в душной комнате томиться.
Так пусть в пути гремит нам гром,
И путь нам молнией светится!

Путь молнией не светится, а освещается, но, ей-богу, не будем буквоедами!
Закончить свой экскурс в историю создания туристских песен-вариантов я хочу рассказом о самой, пожалуй, знаменитой песне этого цикла – «Баксанской». Написана она на мотив невероятно популярной довоенной песни композитора Бориса Терентьева на слова поэта Ильи Финка «Пусть дни проходят» («Мы с тобой не первый май встречаем»).

Свою роковую и зловещую роль советская цензура сыграла и с этой песней. Писатель Бирюков на страницах газеты «Советская Россия» от 9 февраля 1986 г. так писал об этой песне: «Есть некая загадка в популярности и широком распространении песни в довоенные годы: ведь она вплоть до недавнего времени ни разу (! –В.М.) не была опубликована, не записывалась на пластинки. Не удалось отыскать ни одного упоминания о ней в газетных и журнальных архивах тех лет».

 

 

 



Народный артист РСФСР композитор Б.М.Терентьев так объясняет этот феномен: «У нашей песни и в самом деле необычная, трудная, но, в конечном счете, очень счастливая судьба… музыка к ней родилась легко. Правда, коллеги-композиторы отнеслись к ней настороженно. Жанр интимной песенной лирики, да еще воплощенный в ритме танго, был в те годы непопулярным. Издательства, во всяком случае, подобных песен не печатали».

То есть, вокруг песни полный вакуум. Магнитофонов тогда не было, а песня разлетелась по всему Советскому Союзу. Не удивительно, что «Баксанская» была написана именно на этот очень популярный в народе мотив.

Для любознательных читателей отмечу, что «Баксанская» - уже второй вариант известной песни, возникший в период Великой Отечественной войны. Примерно в это же время на этот же мотив безымянным автором была написана песня «Голуби» о юном герое-ростовчанине:

Жил в Ростове Витя Черевичкин,
В школе он отлично успевал
И в свободный час всегда обычно
Голубей на волю выпускал.
Улетали голуби высоко…

Когда немцы оккупировали Ростов, Витя отправлял голубиной почтой сведения о немецких частях, складах боеприпасов и т.д. Но однажды юный герой был схвачен и после пыток расстрелян. И вот в очень тяжелую для советских людей пору, наряду с песнями именитых авторов, народ пел неприхотливую песню с берущим за душу припевом (мотив припева отличался от мотива оригинала):

Голуби, мои вы голуби,
Поднимайтесь в солнечную высь.
Голуби, вы сизокрылые,
Навек сиротами остались…

 

 

 



Взятие Ростова открыло гитлеровским полчищам дорогу на Кавказ. Уступая вражескому напору, наша армия отступала. В 1942 г. над Эльбрусом был поднят фашистский флаг. В начале 1943 года командир особой группы воинов-альпинистов Андрей Грязнов получил приказ снять с вершины Эльбруса фашистский штандарт и установить там советский флаг. Пройдя по заминированным тропам и преодолевая непогоду, группа пробилась до «Приюта одиннадцати». Здесь из-за пурги она задержалась на несколько дней. Именно тогда и был написан новый вариант знаменитой песни:

Где снега тропинки заметают,
Где лавины грозные шумят,
Эту песнь сложил и распевает
Альпинистов боевой отряд.

Нам в боях родными стали горы,
Не страшны лавины и пурга.
Дан приказ, не долги были сборы
На разведку в логово врага.

Песню назвали «Баксанская» по названию горного района, охватывающего верховья реки Баксан (к западу от Эльбруса), где и происходили события, описанные в песне. Авторами ее были Любовь Коротаева, Гоги Цулкавидзе, Борис Грачев и другие бойцы сводного отряда альпинистов.

Песня рассказывает о героических делах воинов-альпинистов, которые в труднейших условиях высокогорья «там, где день и ночь бушуют шквалы», мужественно сражаясь, «закрыли грудью перевалы» и хваленая отборная дивизия егерей «Эдельвейс» потерпела сокрушительное поражение. О жестокости сражений на Кавказе в песне сказано скупо, но выразительно:

… кости на Бассе, могилы под Ужбой,
Вспомни, товарищ, вспомни дорогой.

Шел февраль 1943 года, но песня пронизана непоколебимой верой, что:

День придет, решительным ударом
В бой пойдет народ последний раз,
И тогда все скажут, что не даром
Мы стояли насмерть за Кавказ.

Слова песни и обращение к будущему поколению группа вложила в корпус гранаты и спрятала на ледовой базе Баксанского ущелья. Через полтора десятка лет после этих событий отряд молодых альпинистов нашел эту гранату с записками. И вновь над горами прозвучала «Баксанская». Эта песня и так поется с волнением, но представьте себе, как звучала эта песня в тот незабываемый для молодых ребят момент…

Прошли десятилетия. Один из авторов песни Любовь Коротаева, уже будучи деканом одного из факультетов Университета дружбы народов, рассказывала в газете «Красная звезда», что была приятно удивлена, когда в вагоне электрички услышала в исполнении молодых туристов свою «Баксанскую»… «Значит нравится. Значит, думают по-нашему. И если придется…»

Пришлось. Солдаты из ограниченного контингента Советских войск в Афганистане написали свой вариант песни. Разумеется, в этом варианте все события были привязаны к новым условиям:

Бой гремел в окрестностях Кабула,
Ночь светилась всплесками огня…
Не сломила нас и не согнула, -
Видно, люди крепче, чем броня.

И война тут другая: «зарево пожарищ, крики мусульман» и оружие другое - «грозный АКС», но вот не поднялась рука переделать ту часть песни, в которой безымянный герой вернулся из разведки живым и невредимым. Это в любой войне так ведь важно:

На костре в дыму трещали ветки,
В котелке дымился крепкий чай.
Ты пришел усталый из разведки,
Много пил и столько же молчал.

Синими, замерзшими руками
Потирал вспотевший автомат,
Глубоко вздыхая временами,
Голову откинувши назад.

Это ли не преемственность поколений!? Коротаева и ее друзья могут быть довольны: самый романтично-мужественный куплет их песни пели уже внуки(!)

 

Виталий Миронов  https://www.proza.ru/2007/08/12-14

 

 

 

Туристические песни послушать онлайн или скачать

 

 

 

  •  
  • http://qmp3.org/artist/%D0%A2%D1%83%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5+%D0%BF%D0%B5%D1%81%D0%BD%D0%B8.aspx

     

     
  •