Домой   Кино   Мода   Журналы   Открытки   Музыка    Опера   Юмор  Оперетта   Балет   Театр   Цирк  Голубой огонек  Люди, годы, судьбы...

 

 

Красная  книга российской  эстрады               Список альбомов


 

1   2   3   4   5   6   7   8   9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21   22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33   34   35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60 

61  62  63  64  65  66  67  68  69  70   71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112   113 

114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147   148  149  150  151  152  153  154  155  156  157 

158  159  160  161  162  163  164  165  166  167  168  169   170  171  172  173  174  175  176  177  178  179  180

 

 Гостевая книга    Форум    Помощь сайту    Translate a Web Page

 


 

Майя Кристалинская

 

24 февраля 1932 г. - 19 июня 1985 г. (53 года) советская эстрадная певица

 

 

 

 

Детство Майи Кристалинской

 

Майя Владимировна Кристалинская родилась в Москве. В 20-х годах у её родителей родилась дочь, которую также звали Майей. В возрасте двух лет девочка умерла. Когда в 1932 году появилась вторая дочь, ей решили дать тоже имя – Майя. Отец Майи - Владимир Григорьевич Кристалинский был ученым-математиком, он занимался созданием кроссвордов и головоломок, которые печатали в детской газете «Пионерская правда», а также проводил занятия в Доме пионеров. Майя Кристалинская - Нежность Двоюродная сестра Владимира Кристалинского – Лилия была певицей и актрисой, в Театре Станиславского и Немировича-Данченко. Муж тёти Лилии - Павел Самойлович Златогоров был известным режиссёром и долгое время возглавлял театр. Благодаря «дяде Паше» и «тете Лиле» музыка с самого детства вошла в жизнь Майи, она пересмотрела почти весь репертуар театра. Однажды дядя подарил маленькой Майе гармошку, на ней она самостоятельно научилась играть. В школе она училась хорошо, ей легко давалась литература, иностранный язык и математика. С детства у Майи проявились способности к пению. На школьных вечерах она часто пела под рояль без подготовки. Она начала петь в хоре в Центральном Дворце детей железнодорожников (бывшем Доме пионеров), руководителем которого был Семен Дунаевский. На выпускном вечере в июне 1950 года на Манежной площади Майя исполняла для случайных зрителей песни военных лет «Синий платочек» и «Друзья-однополчане».

 

 

 

 

 

 

 

Восхождение звезды и начало карьеры Майи Кристалинской

 

После окончания школы Майя поступила вместе с подругой в Московский авиационный институт на инженера-экономиста. В институте она участвовала в художественной самодеятельности, пела в хоре. Руководители заметили в тихой, скромной девушке от природы поставленный голос. Подруга Майи - будущая известная оперная певица Галина Карева предлагала ей оставить институт и посвятить себя пению, но Майя не могла решиться на такой радикальный шаг. Майя Кристалинская были кумиром миллионов Майя Кристалинская были кумиром миллионов В 1955 году Майя Кристалинская окончила институт. Вместе с подругой Валей Котелкиной их по распределению направили в Новосибирск, на завод имени Чкалова. Девушки оказались в совершенно непривычных условиях, по десять-двенадцать часов в день им приходилось работать в грязном цеху «выдавальщицами» деталей. Долго они не выдержали и спустя некоторое время решили бежать в Москву. В те времена это было преступлением. Новосибирский завод направил в Москву ходатайство о привлечении их к уголовной ответственности за самовольное оставление места работы. Только благодаря связям им удалось избежать неприятностей. По знакомству их устроили на работу в "Авиационное конструкторское бюро имени Яковлева". Майя продолжала принимать участие в самодеятельности в эстрадном ансамбле Центрального Дома работников искусств. В 1957 году в Москве проходил Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Кристалинскую пригласили в джазовый ансамбль студии «Первый шаг» при ЦДРИ. В составе ансамбля Майя приняла участие во множестве спектаклей, концертов и шоу.

Вскоре в газете «Советская культура» вышла разгромная статья «Музыкальные стиляги» с критикой молодёжного оркестра «Первый шаг». Заказчиком статьи был главный джазмен страны А. Цфасман, который видел в молодёжном оркестре своих конкурентов. Вскоре последовали «оргвыводы», и студия «Первый шаг» прекратила существование. Майя Кристалинская - Таежный вальс Летом 1958 года Майе Кристалинской поступило предложение от Госконцерта принять участие в гастролях по Закавказью. Она согласилась и взяла отпуск в конструкторском бюро. Её выступления имели ошеломляющий успех. Известный джазмен Эдди Рознер предложил ей стать солисткой его ансамбля. Майя приняла это предложение и твёрдо решила посвятить себя эстраде, в конструкторское бюро она уже не вернулась. Кристалинская много гастролировала по стране с джаз-оркестрами, выпустила множество пластинок с песнями, которые моментально раскупались. Широкое признание она получила после выхода фильма "Жажда", в нём Майя исполняла песню «Мы с тобой два берега». Пластинка с этой песней разошлась по стране тиражом в семь миллионов экземпляров. Певица первой исполнила песню Булата Окуджавы «Ах, Арбат», которая до этого звучала только на магнитофонных записях. В 1966 году Майя Кристалинская была признана лучшей эстрадной певицей года. Позже удача отвернулась от неё. В 70-м году председателем Гостелерадио стал Сергей Георгиевич Лапин, который был личным другом Брежнева. После чего начались гонения на многих известных певцов, в число которых попала и Кристалинская. После исполнения на новогоднем «Голубом огоньке» песни «В нашем городе дождь» телеруководство обвинило исполнительницу в пропаганде грусти. Её практически перестали показывать по телевидению, гастроли её продолжались, но выступать ей разрешали только в сельских клубах и райцентрах Рязанской, Тульской и Орловской областей. Майя Кристалинская собирала полные залы Майя Кристалинская собирала полные залы В 1974 Майе Кристалинской было присвоено почётное звание «Заслуженная артистка РСФСР». В последние годы своей жизни Кристалинская занималась переводом с немецкого языка книги Марлен Дитрих «Размышления». Книга вышла уже после смерти певицы.

 

 

 

 

 

 

 

Личная жизнь Майи Кристалинской

 

 

Первым мужем Кристалинской стал писатель Аркадий Арканов в 1958 году. Расписались они втайне от родителей, а потом просто поставили их перед фактом. Брак продлился недолго, уже через год Арканов и Кристалинская расстались. Официально они развелись только в 1962 году. Вторым мужем стал известный архитектор Эдуард Барклай, с которым она познакомилась на званом ужине, дома у знаменитого врача А. Вишневского. За столом они сидели рядом и Эдуард Максимович весь вечер вежливо ухаживал за Майей. Спустя несколько месяцев они стали жить вместе. Брак Барклая и Кристалинской продлился почти двадцать лет. В июне 1984 года супруги устроили застолье, отмечая отъезд в отпуск, который они планировали на следующий день. Утром Эдуард Максимович почувствовал себя плохо, он страдал сахарным диабетом. Он потерял сознание. Майя вызвала скорую, приехавшие врачи сделали Эдуарду укол, но было уже поздно, он скончался. 19 июня его похоронили. Потерю мужа Майя переживала тяжело, утратила интерес к жизни и перестала наблюдаться у врача. Майя Кристалинская - Отчего

 

 

Болезнь и смерть Майи Кристалинской

 

 

В 1962 году во время гастролей Майя Кристалинская попала в больницу с высокой температурой. У неё была обнаружена тяжёлая болезнь — опухоль лимфатических желез (лимфогранулематоз). Майя не сдалась, она продолжала выступать на сцене. Её выступления сменялись длительным лечением в клиниках. После курса химиотерапии ей приходилось выступать на сцене в косынке, чтобы скрыть от зрителей следы болезни. К счастью ей повезло с врачами, которыми были известные гематологи Воробьев и Кассирский. Они продлили ей жизнь на двадцать пять лет. В начале 1985 года после очередного сеанса облучения у неё ухудшилась речь и стали плохо двигаться правая рука и нога. Болезнь прогрессировала. В июне 1985 Кристалинская опять легла в больницу, состояние её резко ухудшилось. Она потеряла сознание и впала в кому. 19 июня 1985 года Майя Кристалинская скончалась в возрасте 53 лет. Похоронена она была в Москве на Донском кладбище. На её могиле можно прочесть эпитафию: «Ты не ушла, ты просто вышла, вернёшься — и опять споёшь».

источник: http://www.uznayvse.ru/znamenitosti/biografiya-mayya-kristalinskaya.html

 

 

"Частная история": Майя Кристалинская

 

 

 

 

 

 


 

...Есть певцы великие, есть знаменитые и есть любимые. Далеко не всегда все три качества совпадают. Майе повезло, – она была и осталась певицей любимой, а это, как говорится, главное. Ее называли «уютной», «домашней», «мамочкой нашей эстрады». Ее теплый голос и впрямь не сравним ни с каким другим голосом, потому что совершенно индивидуален. Как и весь облик, – до середины 60-х она выходила на эстраду не в вечернем платье, а в костюме, словно до этого весь день провела в КБ или в другой советской конторе. Может быть, она с наибольшей полнотой выражала всем своим обликом качество нашей «советской» жизни тех лет, которое старшее и среднее поколение порой ностальгически называет «надежностью», «защищенностью».
     Такой ее сохранила память поклонников. Ее «южный» темперамент, как и ее страшная болезнь, остались «за кадром» привычного и любимого образа.
     Итак, несколько слов о Майе Владимировне Кристалинской.
 
     Самая обыкновенная
 
     Майя Кристалинская родилась 24 февраля 1932 года в простой московской, но все же интеллигентной, надо сказать, семье. Это качество интеллигентности придавал семейному быту и воспитанию Майи отец. Его головоломки, шарады и ребусы охотно печатались в детских журналах, а сам он вел кружок в Доме пионеров.
     Ни особого достатка, никаких привилегий. Разве что жили в центре столицы, да одна из тетушек Майи была оперной певицей. Она работала в Театре Станиславского и Немировича-Данченко и жила в доме рядом с театром. Тетя Лиля была человек компанейский и даже светский, а муж ее Павел Самойлович Златогоров долгое время возглавлял театр.
     Таким образом, музыка вошла в жизнь Майи с детства. Однако нотную грамоту она освоила, став уже профессиональной певицей. Ни о какой карьере эстрадной звезды она не задумывалась, поступила в МАИ и училась весьма успешно. Вот только в хоре пела.
     Руководители этого хора и разглядели в этой скромной, тихой девушке поставленный от природы голос. Несильный, но очень «душевный». А подруга по хору, будущая прима Александринки Галина Карева, настаивала, чтобы Майя посвятила себя пению…
     Карева ушла и из хора МАИ, и из института. Ее ждала серьезная карьера оперной певицы.
     Ну а Майя… Подобно героиням многих своих песен, она чего-то ждала, надеялась, но… все не решалась.
     В 1955 году Кристалинская окончила МАИ и получила распределение в Новосибирск.
 
     «Путевка в жизнь» и … дорога обратно
 
     Ей предстояло три года отработать на производстве. Конечно, домашней московской девочке было и интересно (время-то какое романтическое: начало «оттепели», подъем целины!), и все же боязно. В путь она отправилась с подругой Валей Котелкиной, которую тоже направили в Новосибирск.
     Девушки надеялись, что их ждет интересная работа, участие в культурной жизни столицы Сибири. А им предложили выдавать детали рабочим в цеху, далеко от центра города. Они оказались в условиях непривычных и даже страшноватых. Короче, через несколько дней девчонки рванули назад, в Москву.
     По тем временам это было почти преступлением. Их выручили, пожалуй, лишь связи Златогорова да то архиважное обстоятельство, что отец Вали Котелкиной был личным шофером партийного бонзы Шкирятова.
     Дело возбуждать не стали, а Майю устроили в КБ знаменитого Яковлева.
 
     Лолита Торрес из КБ
 
     Это было время, когда на экранах страны еще шли трофейные немецкие фильмы с участием Марики Рекк. Но их успех был перекрыт одним только фильмом с участием молодой аргентинской актрисы Лолиты Торрес, – фильмом «Возраст любви». Знойная мелодрама эта прочно забыта, она уже давно померкла перед нынешними сериалами подобного рода, но вот песни в исполнении Лолиты Торрес стали «нашенскими» песнями, пожалуй, на все 50-е годы.
     Именно их, на испанском, не понимая ни слова, но с отличным произношением и стала петь Майя Кристалинская. Работа в КБ Яковлева была поставлена строго: этот любимец Сталина не терпел расхлябанности. Целый день приходилось склоняться у кульмана. И только в обеденный перерыв можно было расслабиться. Полчаса на еду, затем пятнадцать минут концерт участников самодеятельности или силами приглашенных артистов. И снова за кульман.
     Вот эти пятнадцать минут, а также все вечера, проведенные в хоре ЦДРИ, и были временем, которое судьба тогда отпустила Майе Кристалинской на занятия искусством. 

 

Большой успех и «малые» неуспехи
 

     Хрущевская «оттепель» имела массу примет. В частности, радио стало менять свой формат на менее официальный. Появилась популярнейшая передача «С добрым утром!», где полагалось давать семь премьер песен и эстрадных номеров в каждом выпуске!
     Теплый, задушевный голос Майи Кристалинской стал, можно сказать, визитной карточкой этой передачи. Именно здесь состоялась премьера знаменитого «дворового» цикла А. Островского на стихи Л. Ошанина. Композитору, поэту и исполнителю (им был Иосиф Кобзон) удивительно точно удалось попасть в яблочко: создать шедевры простоты, лиризма и совершенной эмоциональной, интонационной точности. Без преувеличения этот цикл можно назвать неформальным гимном начала 60-х. Хотите почувствовать аромат того времени, – послушайте эти песни.
     Вот только приходили нарекания от многочисленных слушательниц: как же так, лирический герой дан во всей полноте, а женщины, – чем они хуже?..
     Ошанину и Островскому срочно пришлось написать несколько песен и от лица героини. Их исполнила Майя Кристалинская, сразу став первой лирической певицей поколения. А может, и всей нашей тогдашней эстрады…
     Мало кто помнит, что и еще один хит времени – песню «Пусть всегда будет солнце!» – первой исполнила Майя Кристалинская. Только потом песня стала популярнейшей в исполнении Тамары Миансаровой.
     С Кристалинской сотрудничали лучшие эстрадные композиторы-песенники. Молодой Микаэл Таривердиев начинал писать именно для нее.
     А с песней «В нашем городе дождь…» (музыка Э. Колмановского, стихи В. Поженяна и Е. Евтушенко) произошло сразу несколько казусов.
     Композитор писал ее для одной певицы из Большого и ни за что не хотел отдавать песню Кристалинской для «С добрым утром!». А формат передачи требовал премьеры. И сердце Кристалинской, услышавшей песню в хриплом полунапевном исполнении автора, востребовало ее. Майя поняла, что это шедевр и одна из возможных ее визитных карточек.
     Итак, лишь раз услышав ее в исполнении маэстро, Майя в тот же день записала песню на радио и упросила Колмановского «только послушать».
     Он послушал. И сказал, что для певицы из Большого он напишет лучше оперу. А эту песню подарил Майе.
     Увы, премьера ее на радио, огромный успех песни среди слушателей не гарантировали и от провала… Он, этот провал, состоялся на телевидении. Снималась одна из новогодних передач. Майю Кристалинскую впервые пригласили на ТВ, и вот именно с этой песней…
     В результате последовали разгромные оргвыводы теленчальства: песня не по сезону (про дождь, а у нас, типа, снег), упадочническая по характеру (о несчастной любви, что в принципе чуждо нашему оптимизму и советскому образу жизни). А кроме того, давать такое в новогодней программе, когда все пьют, веселятся и особенно много надеются на хорошее!..
     Увы, «роман» Майи с телевидением не состоялся. Насколько она была востребована на радио и в фирме «Мелодия», и в Госконцерте, настолько же упорно ее отторгало теленачальство! Некоторые объясняют это антисемитизмом Лапина.
     Отец Майи был евреем, мать – русская. Оформляя паспорт, она, как это было принято у советских людей, записала национальность «по отцу». Наивная девушка не подозревала, что поступила опрометчиво…
     Немилость теленачальства порой совмещалась и с прямой завистью «коллег по цеху». Когда в начале 70-х Майя баллотировалась на звание заслуженной артистки РСФСР, она получила только один черный шар. Он был… от Гелены Великановой. Не забыла Гелена Марцельевна знаменитого «дамского концерта» 66-го года. Тогда лучшая эстрадная площадка столицы – Театр эстрады – был предоставлен двум самым популярным певицам: Майе Кристалинской и Гелене Великановой. По категорическому требованию последней, Великанова выступала во втором, более престижном отделении.
     Но Кристалинская в первом отделении, в своем привычном тогда костюмчике, сорвала такие овации, что перед ними померк успех разодетой в вечернее платье Гелены Марцельевны. Этого она не забыла и не простила Кристалинской. Даже в одном из последних своих интервью назвала давно ушедшую в мир иной Кристалинскую не коллегой, а «соперницей», «конкуренткой». И с большой, характерной для Великановой, ядовитостью назвала…
     А чем, собственно говоря, задержалась в нашей памяти сама сверхзаслуженная и сверхкарьерная Гелена Марцельевна? Своими «Ландышами», – милым, но вполне «типовым» шлягером начала 60-х.
     «Время – честный человек», – говорят испанцы.

 

 Нежность
 
     60-е годы – годы наивысшей популярности Кристалинской. И все же это во многом горькие для нее годы. Конечно, проклятая болезнь, которая проявлялась рецидивами и загоняла ее в клинику. А там – химиотерапия, тяжелые для организма лекарства, вызывавшие тошноту, вгонявшие в депрессию.
     Личная жизнь тоже не очень ладилась. Некоторое время у Кристалинской был роман с одним журналистом из «Огонька». Он был чертовски красив, вот только выпивал. А выпив, скандалил, лез в драку с Аркановым (если встречал его), да и просто банально «фулюганничал». Однажды в ресторане Дома журналистов взял да и стащил со стола скатерть со всеми яствами на пол. Мат пьяницы, плач Кристалинской… И вдруг властный голос из-за соседнего столика:
     – А ну-ка вывести эту парочку отсюда и никогда больше их не пускать!
     Голос принадлежал «самому» Аджубею, – зятю Хрущева.
     Все это обрастало сплетнями, что тоже ранило, ранило, ранило…
     Прибавьте, что ей приходилось колесить по всей стране, выступать даже в колхозах, где какие уж там удобства… И отказаться было нельзя: популярность и полученное звание обязывали.
     И все же в жизни Майи Владимировны произошли две очень важные встречи.
     Она встретила свою лучшую песню и встретила любимого, достойного ее человека.
     Песню эту все знают, – это «Нежность» А. Пахмутовой, С. Гребенникова и Н. Добронравова. Вообще говоря, «Нежность» во многом обязана своим успехом настойчивости именно Майи Владимировны. Когда Кристалинская исполнила ее в первый раз, то особого успеха «Нежность» не имела. Аркадий Островский даже набросился на Пахмутову в антракте: «О чем вы пишете? Какой-то никому не известный французский летчик! Уж тогда бы о Чкалове написали, что ли! Ближе к народу быть надо! Вот у меня: “А у нас во дворе…” – всем понятно, близко, и все довольны…»
     Но Кристалинская упорно ВСЕГДА включала эту песню в свои концерты. Да тут еще и успех фильма «Три тополя на Плющихе», где лирическим лейтмотивом – «Нежность».
     Теперь представить историю нашей эстрады без этой песни уже невозможно…

А человек, которого Майя встретила на счастье себе и на беду, – личность глубоко незаурядная.
     Его звали Эдуард Барклай. К известному полководцу он никакого отношения не имел, а вот к героям советского периода нашей истории – самое непосредственное. Эдуард Барклай как дизайнер участвовал в установке памятника С. Орджоникидзе. В ходе работ завязался роман с дочерью портретируемого, и завершилось все это законным браком. Молодой красавец, душа общества, Эдуард Барклай вошел в высшие круги московского бомонда. Запросто общался с дочерью Сталина Светланой, с дочерью Молотова…
     Брак с дочерью Орджоникидзе вскоре распался, но Барклай остался весьма успешным дизайнером и желанным гостем в лучших домах Москвы и ее элитно-дачных окрестностей.
     Вот этот-то человек и стал Майиной судьбой. Они оба были уже не первой молодости, но полюбили друг друга с молодой пылкостью и с заботливой мудростью зрелых людей.
     Барклай все делал для Майи, заботился о том, чтобы она вовремя принимала лекарства. Их однокомнатную кооперативную квартиру он постарался сделать настоящим убежищем для усталой, измученной души своей любимой женщины…
     Наступили годы счастья.
     В июне 1984 года Майя и Эдуард собирались на курорт и устроили «отвальный» пир для друзей (на такие дела Барклай был великий искусник, хотя его аппетит серьезно ограничивала болезнь – сахарный диабет).
     Застолье шло своим чередом. А ночью Эдуарда не стало…
     Его похоронили 19 июня 1984 года.
 
     Пост скриптум
 
     Майя тяжело переживала эту потерю. Правда, она находила в себе силы заниматься переводом с немецкого мемуаров любимой своей актрисы Марлен Дитрих. Перевод был подготовлен к печати, но требовалось разрешение самой Дитрих. Ей позвонили в Париж, она попросила сверить перевод и с подлинником, который, оказалось, был написан ею по-английски. Друзья помогали Майе, не знавшей английского.
     И все же черной тенью за ней бродила растерянность, даже потерянность. Кристалинская не раз признавалась, что после смерти Эдуарда потеряла интерес к жизни, даже перестала наблюдаться у Воробьева.
     Точно махнула на жизнь рукой.
     И все-таки не махнула: однажды встретила на улице знакомую женщину-врача. Та убедила Майю лечь к ней в клинику на облучение.
     После этого болезнь стала прогрессировать с сокрушительной скоростью. Майя потеряла голос. В полном смысле этого слова: она не могла говорить, только набирала номер знакомых и плакала в трубку.
     19 июня 1985 года, ровно через год после похорон Барклая, ушла из жизни и Майя Владимировна.
     Ее похоронили на старинном Донском кладбище.
     На мраморной стеле надпись:
 
     Ты не ушла,
     Ты просто вышла,
     Вернешься
     И опять споешь…

 

Валерий Бондаренко   http://www.library.ru/2/liki/sections.php?a_uid=77