Домой    Кино    Музыка    Журналы    Открытки    Страницы истории разведки   Записки бывшего пионера      Люди, годы, судьбы...

 

Translate a Web Page      Форум       Помощь сайту   Гостевая книга

 

Забытые имена

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108   109  110  111  112  113  114  115

 

    Список страниц раздела

 


Смушкевич (Вольфович) Яков Владимирович

Дата рождения : 1902, 14 апреля
Родился в 1902 году в местечке Рокишки (Литва) в семье бродячего портного. Недолго он учился в хедере. В 1915 году вместе с беженцами первой мировой войны его семья бежала в Россию. Работал грузчиком в Вологде.

С 1918 года Яков уже ушел служить в Красную Армию, затем участвовал в боях на западном фронте. Тогда же он стал комиссаром батальона, потом полка. Молодого человека непрестанно тянуло в небо. И с 1922 года он служит в авиации. В 1931 году заканчивает Качинскую военную школу летчиков. Сразу же его назначают командиром и комиссаром авиационной бригады.

Под именем генерала Дугласа в 1936-37 гг. он участвует в гражданской войне в Испании. Там он сыграл решающую роль в разгроме под Гвадалахарой итальянского экспедиционного корпуса. Яков Владимирович был отважным летчиком-истребителем. В воздушных боях в небе Испании он лично сбил несколько самолетов противника. Имя генерала Дугласа прогремело тогда по всему миру, стало легендарным в Испании. Герман Геринг назначил тому немецкому летчику, который собьет генерала Дугласа приз в 1 000 000 марок.

За успешную организацию борьбы с авиацией противника, личное мужество и героизм в боях Якову Владимировичу Смушкевичу 21 июня 1937 года было присвоено звание Героя Советского Союза.

После возвращения в Советский Союз Я.В.Смушкевич был назначен заместителем командующего Военно-воздушными силами Красной Армии, руководил разработкой новых летно-тактических уставов с использованием опыта войны в Испании. Впервые применил принцип массированных налетов крупными авиационными соединениями.

В мае 1939 года 6-ая японская армия вторглась на территорию МНР в районе реки Халхин-Гол. Для борьбы с нею была создана 1-ая армейская группа, которой командовал комкор Г.К.Жуков. Авиацией группы (500 самолетов) командовал комкор Я.В.Смушкевич. К концу августа 1939 года группировка японских войск была полностью разгромлена, но воздушные бои продолжались до 15-го сентября и завершились полной победой Советской авиации.

За успешную организацию и руководство боевыми действиями нашей авиации в разгроме 6-й японской армии, личное мужество и героизм в боях комкору Якову Владимировичу Смушкевичу 17 ноября 1939 года было присвоено звание Героя Советского Союза. Таким образом Яков Владимирович Смушкевич стал первым дважды Героем Советского Союза в составе военно-воздушных сил Красной Армии.

Монгольское правительство наградило Я.В.Смушкевича орденом Красного знамени 1 степени.
В 1939-40 гг. Я.В.Смушкевич командующий ВВС РККА. Как раз в этот период шла Советско-Финская война и Я.В.Смушкевич очень много сделал для обеспечения боевой работы нашей авиации в тяжелейших зимних условиях. В 1940 году комкору Смушкевичу было присвоено звание генерал-лейтенанта авиации.

В 40-41 гг. - назначен помощником начальника генерального штаба РККА по авиации.
Как командующий ВВС РККА, генерал-инспектор ВВС и помощник начальника генштаба по ВВС генерал-лейтенант Я.В.Смушкевич внес огромный вклад в повышение летно-тактических данных советских самолетов и боевой мощи советской авиации.

В "Воспоминаниях и Размышлениях" Г.К.Жуков пишет: "Командир авиации армейской группы Яков Владимирович Смушкевич был великолепный организатор, отлично знавший боевую летную технику и в совершенстве владевший летным мастерством. Он был исключительно скромный человек, прекрасный начальник, его искренне любили все летчики".

Смушкевич был не только смелым летчиком и способным командиром. Он мужественно защищал свою точку зрения как стратег и военачальник.

Сослуживцы Смушкевича отмечают, что Яков Владимирович всегда отстаивал свою точку зрения и не скрывал от Сталина своего отрицательного отношения к советско-германскому пакту 1939 года.

Во времена "большого террора" (1937-38 гг.) Яков Владимирович постоянно заступался за своих подчиненных, и многих спас от неоправданных репрессий. Только самого себя он не смог спасти: 7-го июня 1941 года Яков Владимирович Смушкевич находившийся в госпитале был арестован и 28 октября 1941 года расстрелян. Реабилитирован Смушкевич в декабре 1954 года. Его именем назван большой рефрижератор Северного флота, о нем снят документальный фильм.

Дважды Герой Советского Союза Яков Владимирович Смушкевич погиб не на фронте, но в каждой Победе, одержанной нашими летчиками в воздушных сражениях с фашистами, есть частица его влюбленного в авиацию сердца. В своей книге "В строю отважных" профессор Ф.Д.Свердлов пишет: Кто знает, может быть, если бы Яков Владимирович Смушкевич, со своим боевым опытом, организаторскими талантами и волей, продолжал руководить авиацией Красной Армии, она в июне 1941 года с началом Великой Отечественной войны не потерпела бы такого катастрофического разгрома, который произошел.

 

 источник-  http://www.sem40.ru/famous2/e599.shtml

 


 

...Жизнь этого человека можно сравнить с легендой. Яков Смушкевич прожил короткую, но яркую жизнь. Его имя по праву записано золотыми буквами в историю советской авиации. Из 39 прожитых им лет Яков Владимирович 23 года крепил военную мощь Страны Советов. Современники назвали его "гордостью Красной Армии".

Яков Смушкевич родился 14 апреля 1902 года в местечке Ракишки, ныне город Рокишкис в Литве, в семье портного. Окончив всего 3 класса начальной школы, Яков был вынужден пойти работать - семья была большая  ( кроме него в ней было ещё 7 детей ), и заработков отца явно не хватало. Яков работал грузчиком в порту, а в 1918 году добровольно вступил в ряды Красной Армии.

Многие яркие страницы жизни и деятельности Я. В. Смушкевича связаны с Беларусью и её столицей - Минском. Именно там сформировался его блестящий военный талант. Яков Владимирович был активным участником гражданской войны на территории Беларусии. С 1919 года он воевал на Западном фронте в качестве командира батальона и полка, был участником боёв под Барановичами, взятия Сморгонского укреплённого района. Летом 1921 года комиссар полка Яков Смушкевич был назначен помощником военкома 36-го полка 4-й Смоленской стрелковой дивизии, которая дислоцировалась в районе Борисова и Минска.

Через месяц дивизия передислоцировалась в Игуменский уезд. 36-й полк расположился в местечке Пуховичи. В это время 20-летний Яков Смушкевич замещал военкома полка. В июне 1922 года ему с группой бойцов удалось проследить место укрытия крупной банды, терроризировавшей население Пуховичей. Бандиты были окружены и уничтожены. Именно Яков Смушкевич сыграл важную роль в разгроме банды атамана Берёзы, которая терроризировала население Игуменского уезда.

17 сентября 1922 года Смушкевича назначают ответственным организатором партийной работы в 4-ю истребительную авиаэскадрилью, базировавшуюся в Минске. Именно с этого дня началась его почти 20-летняя служба в советской авиации. В августе 1923 года Яков Смушкевич был назначен политруком 2-го отряда 4-й эскадрильи. И хотя политрук неплохо справлялся со своими обязанностями, он ощущал нехватку знаний. В сентябре 1923 года Яков поступает на первый курс правового отделения факультета общественных наук Белорусского государственного университета. В феврале 1926 года Смушкевич получает назначение на должность военкома Отдельного корпусного авиационного отряда, который дислоцировался в Бобруйске. В этом же году в Смоленске была сформирована авиационная бригада. Её военным комиссаром назначили Смушкевича.

В 1936 году, через 5 лет - после окончания Качинской школы военных лётчиков, он стал командиром и комиссаром 201-й лёгкобомбардировочной авиабригады, названной потом "имени Совнаркома БССР". Бригада размещалась в Витебске. Именно здесь, на этом ответственном посту в одном из древнейших городов Беларуси, сформировались замечательные лётные и командирские качества Якова Смушкевича. Одной из важнейших заслуг командира и комиссара бригады является обучение воспитанию волевых качеств лётчиков, превращение их в профессионалов своего дела, отличных авиаторов Белорусского военного округа. "Школа Якова Смушкевича" дала нашей авиации десятки и сотни первоклассных пилотов, которые прославились в битве на Халхин - Голе, в Советско - Финляндской и Великой Отечественной войнах.

Осенью 1936 года Смушкевич вылетел в Испанию, где принял активное участие в боевых действиях в качестве старшего советника при командующем ВВС и командира авиационной группы советских лётчиков. Имел псевдонимы "Генерал Дуглас" и "Андре". Летал на самолётах И-15, "Фиат-32", "Дракон", "Дуглас", "Потез".

"...На аэродром приехали Я. В. Смушкевич и П. И. Пумпур. Они решили лично произвести разведку. Мне впервые довелось наблюдать за взлётом Смушкевича - "Дугласа", как его называли в Испании. После запуска мотора он дал полный газ, удерживая самолёт на тормозах. Затем отпустил тормоза и, не поднимая хвоста производящего разбег "чато", на коротком расстоянии оторвал его от земли, немного выдержал самолет над землёй, чтобы набрать скорость, заложил глубокий крен и виражом начал уходить вверх. Этот взлёт показал, на что способен И-15. Он не требовал большой длины площадки для разбега и мог взлетать в направлении горы или другого препятствия, уходя от него крутым разворотом. Это было очень важно в условиях горной местности Испании..."

( Из книги - "Ленинградцы в Испании". )

Смушкевич сыграл решающую роль в разгроме итальянского экспедиционного корпуса в марте 1937 года под Гвадалахарой. Впервые в боевой авиации он использовал принцип сосредоточения крупных воздушных сил и массированных налётов. Чтобы сократить время, необходимое для перехвата фашистских самолётов, он ввёл новый порядок взлёта истребителей без предварительного их выруливания на старт. Но Яков Владимирович не ограничивался лишь общим руководством своих подчинённых. Лично участвуя в десятках боевых вылетов, он провёл несколько групповых воздушных боёв, а по некоторым источникам - даже имел воздушные победы.   [ Во время выполнения боевых заданий налетал 223 лётных часа, в том числе 115 лётных часов - на истребителе И-15. ]

Вашему вниманию предлагается фрагмент статьи, опубликованной в сборнике - "Бойцы ленинской гвардии":

"...Инициатива в небе над Мадридом медленно, но неуклонно переходит в руки республиканских лётчиков. Штабисты подсчитали, что из предпринятых в ноябре - декабре 1936 года авиацией мятежников 110 налётов успехом увенчались лишь 40, да и то в большинстве своём ночью.

Таковы были первые практические результаты воздушной обороны Мадрида. Но конечно, неверно было бы объяснять успех республиканцев исключительно быстротой пх появления на поле боя. Противник у них не из робких. Асы из легиона "Кондор" и преисполненные самоуверенности после победы над Абиссинией итальянские лётчики от одного вида самолётов противника бежать не стали бы. Для этого их надо было сначала крепко побить. А сделать эго можно было, лпшь выявив их уязвимые места. Были у них такие ?   Разумеется. И Смушкевич их настойчиво искал.

Его день, как правило, начинался с вылета на разведку. Он считал необходимым видеть все детали обстановки на фронте. То, что другому могло показаться малозначащим, ему помогало принять единственно правильное в данной обстановке решение о ведении предстоящих боевых действий.

Вначале он совершал лишь небольшие круги над расположением фашистских войск. Но с каждым днём, точно от брошенного в воду камня, эти круги расходятся всё дальше и дальше. А вскоре в полёте произошло то, чего Яков Владимирович всё это время с таким нетерпением ждал. Он впервые встретился с самолётами противника и провёл воздушный бой.

Нет, он не сбил тогда ни одного самолёта. Другое было важно: он получил представление о характере врага.

После боя он поделился своими мыслями с командиром эскадрильи истребителей Колесниковым.

- Ты понимаешь, нервы у них не выдерживают, вот в чём дело...

Ещё не остывший от возбуждения, разгорячённый, он присаживается под крылом самолёта и продолжает развивать свою мысль:

- Нельзя давать почуьствовать себя хоть в чём-то слабее, что мы в чём-то им уступаем. Надо первыми вступать в бой и последними выходить из него.

Участвовать в воздушных боях Смушкевичу запрещалось. Но усидеть на земле, когда все воевали, он не мог. В один из дней он вылетел к Мадриду вместе с эскадрильей Ивана Копеца. Над городом набрали высоту и пошли к линии фронта на перехват. Всё небо вокруг было покрыто громоздящимися друг на друга похожими на айсберги облаками. "Такую облачность любят фашистские лётчики". Только успел подумать он об этом, как заметил идущих своим излюбленным строем - ромбом - "Юнкерсов". Удивило, что не видно истребителей прикрытия. Но раздумывать было некогда - внизу Мадрид, и, нажав ручку управления от себя, он кинул свой маневренный И-15 вниз.

Истребители республиканцев были неожиданностью для фашистских пиратов. "Юнкерсы", нарушив строй, забыв о бомбах, которые им надо было сбросить на город, начали удирать. Республиканцы их не преследовалт. В азарте погони никто не заметил, как из-за облаков вынырнули истребители: "Хейнкели" и "Фиаты". Они шли сомкнутым строем. В этом было их преимущество. Стремясь использовать его, они ринулись на разомкнутый строй республиканцев. Однако наши лётчики не растерялись. Быстро сориентировавшись, они начали пристраиваться к первому же замеченному своему самолёту, образуя звенья.

Смушкевич по номеру на борту узнал Копеца. Иван отбивался от наседавших на него 3-х "Фиатов". Резко кинув машину в пике, он дал очередь. Один из "Фиатов", оставляя за собой чёрные клубы дыма, отвалил. Но в то же время Яков Владимирович увидел падающего на него "Хеннкеля". Он успел вовремя развернуться, но фашист не отставал, стремясь зайти в хвост И-15. Это был, видимо, один из тех асов, что не летают в общем строю, а курсируют над всеми, выискивая себе добычу.

"Ну ладно. Посмотрим, что у тебя выйдет", - подумал Смушкевич и положил свою очень маневренную машину в крутой вираж. "Хейнкель" не обладал такой маневренностью в горизонтальной плоскости, но его пилот повторил маневр советского истребителя. Неизвестно, успел ли фашист понять свою ошибку, потому что в ту же минуту у него на хвосте сидел И-15, а ещё через мгновение его машина была прошита пулемётной очередью и рухнула...

Две победы в одном бою !.. Есть от чего быть взволнованным. Правда, Яков Владимирович старается всячески сдерживаться, ничем не выдать своих чувств. Но Колесникову всё понятно. Его сухое, резко очерченное лицо освещает мягкая улыбка.

- Неплохо дрались. - говорит он.

- Вроде бы, а всё-таки, знаешь, не очень радостно на душе. Уж очень как-то случайно всё вышло...

- Случайности в нашем деле немало значат, - заметил Колесников.

- Всё это так. Но есть случайности, которые можно предусмотреть...

- Вообще-то, конечно. Заметь вы немного позже, что у Ивана на хвосте сидят "гости", и ему пришлось бы худо. Да могли на секунду позже увидеть и атаковавшего вас "Хейнкеля".

- Этого вообще-то предвидеть... Учесть надо...

- Значит тактику менять надо, чтобы противник не мог нападать внезапно...

И лётчики снова и снова анализировали бой, обменивались мнениями о тактике воздушного боя.

Уже возвратился из полёта Нван Копец. Подойдя к ним, он доложил Смушкевичу о полёте, а потом проговорил:

- Выручили вы меня. Спасибо !

- Ну что вы... Сам мог оказаться в незавидном положении. Давайте лучше подумаем о том, как свести до минимума внезапные атаки противника.

Дальше Яков Владимирович рассказал о соображениях, которыми только что обменялся с Колесниковым.

Копец слушал с совершенно невозмутимым выражением лица, будто давно ожидал услышать что-либо подобное, а может, и сам думал об этом. Когда Смушкевич спросил его, что он думает по этому поводу, Иван сказал:

- Так это ясно как божий день. Нельзя в небе каждому быть самому по себе.

- Положим, мы и так всегда друг за друга горой стоим, - заметил Колесников.

- Да я не о том, - возразил Коиец. - Мы всегда, конечно, стремимся выручать и выручаем друг друга. Но бой-то ведём в одиночку. А ты представь себе, как бы ты вёл бой, если бы знал, что у тебя хвост прикрыт.

- Как бог, - рассмеялся Колесников. - Не знал бы никаких забот. Сбивай себе фашистов - и все дела...

- А почему бы нам и в самом деле не попробовать воевать парами ? - предложил Смушкевич. - Один из них: ведущий. Он первый вступает в бон. А второй - ведомый - прикрывает его. Он вступает в бой, когда его ведущий подвергается атаке. Что, если попробовать ?

Новая тактика воздушного боя, родившаяся в испанском небе, потом немало способствовала победе в небе русском в годы Великой Отечественной войны".

Вернувшись в Советский Союз, Я. В. Смушкевич продолжил работу над дальнейшим совершенствованием наших ВВС. 20 июня 1937 года он получил звание Комкора, и вскоре был назначен заместителем начальника ВВС.

21 июня 1937 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с франкистами, ему было присвоено звание Героя Советского Союза  ( "Золотая Звезда" № 29 )  с вручением ордена Ленина.

30 апреля 1938 года, готовясь к Первомайскому параду, где должен был вести головную машину, Яков Смушкевич потерпел аварию на самолёте Р-10 и в тяжелейшем состоянии был доставлен в госпиталь. Врачам удалось спасти раздробленные ноги, однако одна из них стала значительно короче другой. Тем не менее, к всеобщему удивлению, спустя некоторое время Смушкевич не только стал ходить без посторонней помощи, но и вновь поднялся в небо !

Именной самолет Р-10 Я. В. Смушкевича, Апрель 1938 года.

В июне 1939 года комкор Смушкевич возглавил советскую авиацию в борьбе с японскими самураями в Монголии, в районе реки Халхин - Гол. О командирском и лётном мастерстве Якова Владимировича как нельзя лучше свидетельствует оценка его действий выдающимся советским полководцем Георгием Жуковым, который во время боёв на Халхин - Голе был командующим 1-й армейской группой. В его книге "Воспоминания и размышления" есть такие строки: "Командир этой группы Я. В. Смушкевич был великолепным организатором, отлично знавшим боевую лётную технику, в совершенстве владея лётным мастерством. Он был исключительно скромным человеком, прекрасным начальником и принципиальным коммунистом. Его искренне любили все лётчики".

17 ноября 1939 года комкор Смушкевич третьим в стране был награждён второй медалью "Золотая Звезда". А через 2 дня герой Халхин - Гола был назначен начальником ВВС РККА. В июне 1940 года Якову Смушкевичу было присвоено воинское звание "Генерал - лейтенант авиации". В августе 1940 года он назначается генеральным инспектором ВВС Красной Армии, а в декабре того же года - помощником начальника Генерального штаба по авиации. По воспоминаниям современников, Яков Смушкевич во время докладов Сталину всегда отстаивал свою точку зрения, что позволяли себе только единицы. По свидетельству современников, Смушкевич не скрывал от Сталина своего отрицательного отношения к Советско - Германскому пакту о ненападении 1939 года.

Тёмные силы, охотившиеся за "Генералом Дугласом" в небе Испании, заинтересованные в том, чтобы СССР вступил в развязанную ими войну без таких мастеров трудного искусства побеждать, каким был бесстрашный лётчик и замечательный военачальник Смушкевич, добились своего. Генерал - лейтенант авиации Я. В. Смушкевич был арестован прямо в госпитале, в начале июня 1941 года. Вместе с группой военачальников  ( командующим ВВС Красной Армии Рычаговым, командующим ПВО страны Штерном и другими ), осенью 1941 года он был вывезен в Куйбышев и расстрелян там 28 октября 1941 года. Геринг и Канарис могли торжествовать. То, чего не удалось сделать им, свершили Берия и Сталин...

В начале Великой Отечественной войны журнал "Люфтваффе" - официальный орган Военно - Воздушных сил гитлеровской Германии - писал о том, что во время военных действий в Испании  ( 1936 - 1939 гг. ) контрразведка "Третьего рейха" потратила много сил и средств, чтобы убрать "Генерала Дугласа". Рейхсмаршал авиации Герман Геринг посулил тогда награду в миллион марок лётчику, который его собьёт... "Обстоятельства сложились так благоприятно, - ликовал журнал, - что "Генерал Дуглас" не участвует в нынешней войне, и это равносильно, по крайней мере, разгрому 5-ти вражеских авиационных дивизий..."

"Авиационный Чапаев" - так называл Я. В. Смушкевича известный полярный лётчик, участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза Михаил Водопьянов. Он писал: "Советские лётчики помнят и любят Смушкевича. Они знают, что в каждой воздушной победе, одержанной в годы Великой Отечественной войны, была доля и его неутомимого труда, его пытливой мысли и страстного сердца". Бывший нарком авиационной промышленности А. И. Шахурин говорил, что самый большой подвиг Смушкевич совершил в Великую Отечественную войну, хотя в ней и не участвовал. В том, что наша авиация предстала перед гитлеровцами грозной, есть заслуга и "крылатого комиссара", воспитавшего большую плеяду лётчиков - героев.

За время своей долгой службы, Яков Владимирович Смушкевич был награждён двумя орденами Ленина, монгольским орденом Красного Знамени. Депутат Верховного Совета СССР. Полностью реабилитирован в декабре 1954 года. На его родине в городе Рокишкисе в Литве установлен бронзовый бюст. Его именем назван океанский рефрижератор. О нём снят документальный фильм, написано несколько книг. Его имя носит одна из улиц Витебска.

 

источник- http://airaces.narod.ru/spane/smushkev.htm

 


 

 

Яков Смушкевич. Скульптор Лев Разумовский...Блестящий летчик, генерал Красной Армии, дважды Герой Советского Союза, прославившийся во время гражданской войны Испании, и один из тех, кто принес победу Советскому Союзу в сражении за Халкин-Гол.

В начале 1941 года, вскоре после получения второй высокой награды, Смушкевич был арестован и отправлен на Лубянку (арест произошел в больнице, в тюрьму его несли на носилках), наравне с группой других выдающихся военачальников. От них всех добивались признания, что они вражеские шпионы.

В октябре 1941 года немцы подошли к Москве. Сталин с Берией испугались, что «враги» попадут в руки к немцам, и дали приказ их срочно расстрелять. Двадцать генералов и иных военных были вывезены с Лубянки и 28 октября расстреляны в поселке Барбыш. Среди них было пять Героев Советского Союза и один дважды Герой – Яков Смушкевич.

Жену врага народа, Басю Смушкевич, отправили в лагерь. Дочке Розе тогда было 15 лет. Чтобы не заморачиваться, представители органов приписали ей три годика и уже как 18-летнюю тоже сплавили в лагерь. После лагеря обе были в ссылке вплоть до 1956 года. Имя Смушкевича было надолго вычеркнуто из всех справочников и из советской истории.

Для моего отца имя Якова Смушкевича, знаменитого «генерала Дугласа», за голову которого Геринг предлагал миллион марок, было знакомо с детства. Кто из мальчишек тридцатых годов не следил с восторгом и завистью за подвигами героев войны за независимость в Испании?

Узнав, уже будучи взрослым, о судьбе Смушкевича, папа вылепил его портрет. Для себя, без малейшего предположения, что он когда-нибудь будет востребован в Советском Союзе. Так, как он лепил Корчака, Валленберга. Но при этом он решил этот портрет монументально, как он бы должен был стоять на месте памяти Смушкевича.

Времена изменились. Роза Смушкевич, проживающая в Германии, узнала, что существует портрет её отца и приехала в Петербург, чтобы его увидеть. Портрет ей очень понравился, и она добилась, чтобы Военно-воздушная Академия оплатила перевод его в бронзу.

И вот, 17 августа 2008 года, на кладбище Военно-воздушной Академии им. Ю.Гагарина под Москвой состоялось торжественное открытие памятника, рядом с мраморной плитой, которую Роза Смушкевич уже раньше поставила, в память о родителях.

Звучал гимн России. Говорили торжественные слова. Не забыли упомянуть о том, что Смушкевич был одним из создателей этой Академии и что самый большой свой подвиг он совершил в Великой Отечественной войне, хотя в ней и не участвовал, поскольку воспитал плеяду летчиков-героев…

Маленькая деталь. Роза Яковлевна Смушкевич была на месте расстрела советских военачальников в поселке Барбыш. Там проходил митинг, посвященный этому событию, звучали речи. После выступления Розы, к ней подошёл старичок и сказал прочувствовано: «Я там оказался в этот момент. Ваш отец ничего не почувствовал, когда его расстреляли, он был без сознания, на носилках».

Моя мама, которая мне это рассказала, добавила:
- Небольшое утешение. Хоть не страдал в последний момент.
- Мама! – сказала я. - Так этот сочувствующий старичок был в расстрельной команде! ГБ свои дела вершила не публично. Стоять так близко от носилок, чтобы увидеть, что Смушкевич был без сознания, мог только активный участник действия, а не случайный ночной прохожий!

 

источник- http://tarnegolet.livejournal.com/167535.html