Домой    Кино    Музыка    Журналы    Открытки    Страницы истории разведки   Записки бывшего пионера      Люди, годы, судьбы...

 

Забытые имена

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94

 

  Гостевая книга    Форум    Помощь сайту    Translate a Web Page

 

 Список страниц раздела

 


 

«ДЕЛО ГЕОРГИЯ ЭРИХОВИЧА ЛАНГЕМАКА»

 

ЛАНГЕМАК ГЕОРГИЙ ЭРИХОВИЧ - (21(08).07.1898-11.01.1938) - родился в г. Старобельске Харьковской губернии в семье преподавателей иностранных языков. 15.09.1898 был крещен в Соборно-Покровской церкви г. Старобельска законоучителем Старобельской Александровской гимназии священником отцом Гавриилом Поповым.

Отец - Лангемак Эрих Францевич статский советник министерства просвещения, умер в 1905. Мать - Лангемак Мария Константиновна, оба вероисповедания лютеранского.

С детства в совершенстве владел французским и немецким языками.

В 09.1908 он поступает в восьмиклассную Елизаветградскую гимназию, которую заканчивает 29.04.1916 при отличном поведении с серебряной медалью. В том же 1916 был принят на филологический факультет Петроградского университета, решив всю свою жизнь посвятить изучению японской филологии.

Во время учебы в университете проживал по адресу: г. Петроград, Лермонтовский проспект, д. 3, кв. 14.

В 10.1916 его призывают в армию. 29.10.1916 он пишет прошение на имя начальника Школы Прапорщиков по Адмиралтейству с просьбой о приеме. 09.11.1916 его зачисляют в 4 взвод. 12.12.1916 приведен к присяге на верность службы Его Императорского Величеству Государю Императору, Наследнику Престола и Родине. 30.12.1916 назначается и.д. отделенного командира. 14.01.1917 утвержден в должности отделенного командира и произведен в строевые унтер-офицеры. В 1917 он заканчивает Школу по первому разряду, 16-м по списку с общей суммой балов - 138,68 (при среднем 10,67). Приказом по флоту и Морскому Ведомству No 486 от 27.02.1917 его производят в Прапорщики по Адмиралтейству с жалованием 600 руб. в год; и 21.04.1917 командующий флотом Балтийского Моря распределяет его на Приморский фронт Морской крепости Императора Петра Великого. Летом 1917 приказом по армии и флоту был произведен в мичманы.

Во время октябрьского переворота находился на батарее на острове Руссаре в Финляндии и никакого участия в вооруженном восстании не принимал.

После развала флота в 1918 демобилизовался.

16.08.1918 он пишет прошение на имя ректора Новороссийского университета с просьбой о приеме в число студентов 1-го курса историко-филологического факультета по классическому отделению и 24.08.1918 был зачислен. Дал подписку на лекции на осеннее полугодие 1918. Однако к занятиям не приступил.

В июне 1919 по офицерской мобилизации вступил в Красную армию и, как офицер флота, назначен командиром батареи 4-го дивизиона артиллерии Кронштадтской крепости, затем комендантом форта "Тотлебен" 4-го дивизиона артиллерии. Кандидат в члены ВКП(б) с 02.1920, член Кронштадтской организации с 06.1920.

В 1919-1921 в течение полутора лет был преподавателем грамоты по линии ликбеза на фортах "Риф" и "Тотлебен".

Во время Кронмятежа был арестован, приговорен к расстрелу, содержался под стражей 2.03-18.04.1921 и был освобожден только после ликвидации беспорядков.

С 15.06.1921 назначен командиром 2-го дивизиона артиллерии, начальником строевой части, с 13.01.1922 помощник начальника артиллерии Кронкрепости.

Из аттестации партработника: "...1. Обладает-ли организационными способностями .... обладает. 2. Обладает-ли агитационно пропагандистскими способностями (как агитатор, лектор и литератор) .... обладает по всем вопросам. 3. Теоретическая подготовка .... хорошая. 4. Были-ли случаи отказа от партработы и не подвергался-ли партийным взысканиям? .... нет. 5. Каков как Начальник-Администратор? .... Хороший. 6. Каковы его отношения к комсоставу и обратно. Пользуется-ли авторитетом среди комсостава? .... Удовлетворительное, пользуется авторитетом. 7. Пользуется-ли авторитетом среди красноармейцев? ... среди красноармейцев вращается мало. 8. Как проявлял себя в боях? .... неизвестно. 9. Обладает-ли инициативой, энергичен-ли и тверд-ли характером? .... Инициатива есть, энергичен, характером тверд, т.к. во время кронмятежа в тюрьме и выл себя как подобает коммунару. 10. Бывают-ли случаи вспыльчивасти, резкости и грубого отношения с подчиненными? .... Случаи вспыльчивости бывают вследствие молодых лет, остального нет. 11. Какие имеет еще положительные или отрицательные черты? .... Дисциплинированный. 12. Нуждается-ли в пополнении образования и в какой области? .... Нет. 13. Соответствует-ли занимаемой должности и по каким соображениям? .... Соответствует по выше перечисленным причинам. 14. В какой области работы и на какой должности может быть более рационально использован .... на административно-хозяйственной, специальную: как специалиста-артиллериста. 15. Особые замечания .... Нет. Заключение комиссии: оставить на занимаемой должности..."

В 1922 был исключен из партии и снят с партийного учета из-за венчания в церкви с гражданкой Камневой Еленой Владимировной.

Во время службы в Кронкрепости проживал по адресу: г. Кронштадт, Гражданская ул., д. 23. кв. 2.

В 1923 поступил и в 1928 окончил Военно-техническую академию (ныне Ракетно-артиллерийская академия имени Императора Петра Великого). Во время учебы вместе с другими слушателями академии под руководством преподавателя академии С.А. Серикова выполнял заказы Лаборатории Н.И. Тихомирова (с 1928 Газодинамическая лаборатория).

По окончании академии его распредилили на должность начальника артиллерии Черноморского флота, но по просьбе Н.И. Тихомирова к Командующему Ленинградским военным округом А.И. Корку оставили для работы в ГДЛ и с 15.04.1928 Г.Э. Лангемак приступил к работе.

В ГДЛ он занимался разработкой реактивных снарядов РС-82 мм и РС-132 мм. В 1930 после смерти Н.И. Тихомирова, Г.Э. Лангемак назначается начальником 1 сектора пороховых ракет, для продолжения работ, начатых Н.И. Тихомировым.

В время работы в ГДЛ проживал по адресу: г. Ленинград, Кирочная ул. (ныне ул. Салтыкова-Щедрина), д. 5, кв. 12, домашний телефон 2-51-92.

21.09.1933 после организации Реактивного научно-исследовательского института на базе ГДЛ и МосГИРД, он назначается начальником Ленинградского отделения РНИИ. После переезда в Москву в 01.1934, назначается на должность заместителя директора по научной части (главного инженера) Реактивного НИИ НКТП (с 1937 НИИ No 3 НКОП). До 11.1937 он занимал эту должность. В 09.1935 ему присвоено персональное воинское звание "военинженер 1-го ранга".

Подследственный Георгий Эрихович Лангемак, первая половина ноября 1937 г.
(фотографии из архива ФСБ и автора; правый снимок публикуется впервые)

За время работы в институте практически завершил доводку реактивных снарядов РС-82 мм и РС-132 мм, ставших основой реактивного миномета "Катюша", за разработку которых по праву считается одним из ее основных авторов (вместе с Б.С. Петропавловским, В.А. Артемьевым, Н.И. Тихомировым, Ю.А. Победоносцевым).

Вел переписку с К.Э. Циолковским.

Во время работы в институте проживал по адресу: г. Москва, Донская ул., д. 42, кв. 19.

02.11.1937 Г.Э. Лангемак был арестован (ордер No А 810) органами НКВД г. Москвы, как немецкий шпион, на основании данных имевшихся ранее в НКВД (следственное дело архива ФСБ No Р3284 (14654)). Обвинительное заключение (датированное 31.12.1937) основано на единственном протоколе допроса, второй экземпляр которого датирован 15.12.1937 (первый экземпляр даты не имеет), составленный на основе материалов, предоставленных из института, не без участия А.Г. Костикова, занявшего место Лангемака после его ареста.

11.01.1938 на закрытом судебном заседании выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР под председательством армвоенюриста В.В. Ульриха и членами: диввоенюристом Голяковым и военюристом 1-го ранга Суслиным было рассмотрено дело Г.Э. Лангемака по обвинению в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-7, 58-8 и 58-11 УК РСФСР и приговорила подсудимого к высшей мере наказания - расстрелу с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества. В тот же день приговор был приведен в исполнение. Он был расстрелян 28 по списку (письмо В.В. Ульриха на имя коменданта ГУГБ НКВД No 00514/1 от 11.01.1938 и акт коменданта от 11.01.1938).

Согласно Определению Верховного Суда Союза ССР (No 4н-011852/55 от 21.11.1955) на своем заседании от 19.11.1955 Военная Коллегия Верховного Суда СССР под председательством полковника юстиции Лебедкова и членов: подполковников юстиции Романова и Шалагинова определила: "...приговор... от 11 января 1938 года в отношении Лангемака Георгия Эриховича по вновь открывшимся обстоятельства отменить, а дело по его обвинению на основании п. 5 ст. 4 УПК РСФСР в уголовном порядке прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления..." Г.Э. Лангемак был полностью реабилитирован.

В 1995 комиссией по увековечиванию памяти жертв политических репрессий возглавляемая М.Б. Миндлиним было обнаружено место захоронения Г.Э. Лангемака. Захоронение No 220 первой могилы "невостребованных прахов" кладбища возле Донского крематория.

В 1967 именем Г.Э. Лангемака назван кратер на обратной стороне Луны.

В 1937 его и директора НИИ No 3 НКОП И.Т. Клейменова представляли к правительственным наградам за разработку новых типов вооружения. В 1937 приказом по институту был премирован за успешные испытания реактивных снарядов. Указом Президента СССР от 21.06.1991 Г.Э. Лангемаку посмертно было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Патенты и заявки на изобретения: "Манометрическая втулка к опытной бомбе" (заявка подана 13.04.1930; патент выдан не был); "Способ получения порохового зерна в металлической оболочке с изолирующей бумажной прокладкой" (совместно с В.А. Артемьевым) (заявка подана 13.04.1930); "Прибор для имитации звука выстрела" (совместно с Б.С. Петропавловским) (заявка подана 13.04.1930); "Турбореактивный артиллерийский снаряд" (совместно с Б.С. Петропавловским) (заявка подана 13.04.1930; патент выдан не был); "Предохранительный клапан к опытной бомбе с применением деформирующегося приспособления" (совместно с В.А. Артемьевым и Б.С. Петропавловским) (заявка подана 27.04.1930); "Устройство для установки снарядов с осевым соплом и боковыми тангенциальными каналами при определении скорости их вращения" (заявка подана 10.03.1931); "Прибор для определения закона изменения во времени веса заряда при горении его в невполне замкнутом пространстве" (вместе с Б.С. Петропавловским) (заявка подана 28.11.1931); "Прибор для имитации орудийного выстрела" (совместно с Б.С. Петропавловским) (заявка подана 19.02.1932); "Ракетная установка на самолете" (совмествно с Б.С. Петропавловским и В.И. Дудаковым) (заявка подана 26.02.1932); "Заряд к артиллерийским снарядам" (совместно с Б.С. Петропавловским) (заявка подана 13.08.1932); "Реактивный снаряд с хвостовым оперением" (совместно с Б.С. Петропавловским) (заявка подана 10.02.1933); "Прибор для испытания в замкнутом пространстве с выпуском газов через клапан, полученных гильз на прочность и экстрактирование, а также капсульных втулок" (совместно с Я.С. Рудиным) (заявка подана 28.05.1933); Основные труды: "Проектирование реактивных снарядов и тяговых ракет", вып. 1 "Оперенные снаряды, тяговые ракеты", Л., 1934; "Ракеты их устройство и применение", М. - Л., 1935 (совместно с В.П. Глушко).

 

Материал написан на основе документов архивов: ЦГАВМФ, ФСБ, Самарского филиала РГАНТД и личного архива А.В. Глушко.

 

Copyright © Александр Глушко, 1998. http://space.hobby.ru/firsts/langemak.html
 
 

 

 Реактивная установка Катюша Легенды войны Оружие победы

 

 

 

 

Кто посадил одного из авторов «катюши» Г.Э.Лангемака

 

На основании документов из архива ФСБ, описывается один из неизвестных периодов жизни и деятельности одного из крупнейших ученых начала XX века, основного автора реактивного миномета «катюша», Героя Социалистического Труда (посмертно), главного инженера первого в мире Реактивного научно-исследовательского института, военинженера 1-го ранга Георгия Эриховича Лангемака, имя которого увековечено в названии кратера на обратной стороне Луны.
В различных публикациях, касающихся репрессий в институте, арестованным сотрудникам ставится в вину, что они давали показания на своих товарищей, оставшихся на свободе, чем способствовали их аресту. При ознакомлении со следственным делом Георгия Эриховича становится очевидным, что это не совсем так. Г.Э. Лангемак был арестован 2 ноября 1937 года, но в следственном деле нет даже постановления на его арест.

 

За что расстреляли создателей катюши

 

 

 

В архивно-следственном деле Г.Э.Лангемака ( № Р3284 (14654), хранящемся в Центральном архиве ФСБ РФ, подшито заявление, якобы написанное рукой Г.Э.Лангемака, в котором есть такие слова: «До сегодняшнего дня я упорно сопротивлялся в даче показаний... но сейчас я решил отказаться от никчемного запирательства и дать следствию правдивые показания о своей контрреволюционной преступной деятельности...». Оно датировано 14 ноября 1937 года. Однако после дополнительного анализа этого документа, выяснилось, что сам Георгий Эрихович этого заявления не писал. Оно было подделано следователем М.Н.Шестаковым, который вел это дело. Потом, в 1938 г. он таким же образом состряпает заявление, якобы написанное инженером В.П.Глушко (будущим академиком и дважды Героем Социалистического Труда).
17 ноября ему объявлено «Постановление об избрании меры пресечения и предъявления обвинения» в том, что он «является участником антисоветской троцкистской организации и по заданию последней вел вредительскую работу в институте, а потому ... мерой пресечения способов уклонения от следствия и суда избрать содержание под стражей».
Затем в деле появляются два экземпляра протокола единственного допроса. Первый, не имеющий даты, написан от руки на 18 страницах. Второй, отпечатанный на машинке, датирован 15 декабря 1937 года. Отсутствие даты и аккуратно оформленный протокол наводят на мысль, что текст был заготовлен заранее, на основании данных, имевшихся в НКВД. Но для составления столь обстоятельного «шедевра» необходимо было иметь специальное образование и быть в курсе событий, происходивших в институте.
 

Невольно напрашивается вопрос: кто его автор? Чтобы протокол допроса выглядел правдоподобно, следствию необходимо было выбить заявление у Лангемака, в котором он «чистосердечно» признал бы свою вину, а также назвал других «участников организации». А поскольку Г.Э.Лангемак не хотел его писать, это пришлось сделать за подследственного на 12 день после ареста. Показания, данные им на предыдущих допросах, не фиксировались, так как все было предопределено заранее.
В подтверждение этих слов приведу несколько примеров. При детальном изучении протокола бросается в глаза грамотное написание технических терминов и пояснений к ним. Не мог знать следователь, что словосочетание «высотная ракета» — берется в кавычки, ракетный разгон (старт) — называться стартом, холостой груз с пояснением в скобках (макет). Подобные нюансы могли быть известны только специалисту.
Кроме того, пространные рассуждения о состоянии дел в ракетной технике за рубежом, о создании скоростной авиации во Франции и Италии, о предназначении ракетных двигателей и газогенератора, технические характеристики различных объектов... Как-то не похоже на следователя М.Н.Шестакова, что он мог слушать такие длинные рассуждения ни о чем, от подследственных требовались только конкретные показания. Эти не соответствия бросаются в глаза после сравнения протоколов допросов Лангемака, Глушко и Королева (дел, которые вел Шестаков). Ведь ни у Глушко, ни у Королева подобных экскурсов в историю почему-то не наблюдается.
 

Два залпа по конструктору. Драма "Катюши"

 

 

 

Подтверждением этому может служить тот факт, что при допросе заключенного В.П.Глушко, пытавшегося подробно рассказать о своей работе, оборвал его такими словами: «Следствие требует от вас конкретных показаний о проведенной вами вредительской работе, а не рассуждений вообще. Вы являетесь врагом советской власти, вот и расскажите ясно, какие работы вы сорвали в институте?»
Все это говорит о том, что не мог, избитый до потери сознания Г.Э.Лангемак, давать такие длинные объяснения, а тем более обращать внимание следователя на скобки, кавычки и другие уточнения...
А как объяснить тот факт, что назвав почти всех ведущих инженеров института соучастниками, он выделил только одного А.Г.Костикова, показав его как спасителя положения.
«Видя, что ГЛУШКО работу по газогенератору срывает, инженер КОСТИКОВ настоял передать газогенератор инженеру ШИТОВУ. ШИТОВ установил охлаждение для газогенератора и добился удовлетворительной работы...
…В конце 1936 года ЛАНТКЕВИЧ из института был уволен. В связи с его увольнением работу по воздушному ракетному двигателю начал продолжать инженер КОСТИКОВ...»
А следующая выдержка из протокола говорит сама за себя: «...После того, как умышленная затяжка с доводкой высотной ракеты стала для всех ясной, работа по ракете у КОРОЛЕВА была из'ята и передана в группу инженера КОСТИКОВА, который ее подготовил к испытаниям в ноябре месяце 1937 года...»
Возникает вопрос, как арестованный 2 ноября Г.Э.Лангемак мог знать о событиях, происходивших в институте в его отсутствие? Из этого следует, что данные, на основании которых был заготовлен протокол, были переданы из института. Автор так увлекся своим возвеличиванием, что не заметил, как потерял чувство реальности, чем выдал себя окончательно.


Теперь требовалось получить подпись Лангемака на каждом листе двух экземпляров протокола. На первом экземпляре плавающая подпись, смазанные строчки, сальные пятна; правда, на втором экземпляре сальные пятна почему-то отсутствуют, но плавающая подпись говорит о физическом состоянии человека, подписавшего себе смертный приговор.


И, наконец, 20 декабря 1937 года в обвинительном заключении дается обоснование причины ареста: «3 Отдел ГУГБ НКВД СССР располагал данными о том, что главный инженер Научно-Исследовательского Института № 3 /НКОП/ — ЛАНГЕМАК Г.Э. является участником антисоветской троцкистской организации и по ее заданию ведет контрреволюционную работу. В связи с этим ЛАНГЕМАК Г.Э. 2 ноября 1937 г. был арестован».
Долго искал я ответ на вопрос почему в следственном деле Г.Э.Лангемака отсутствуют данные на основании, которых он бы арестован. И нашел его в деле подследственного А.Г.Костикова (архивно-следственное дело № Р6082), назначенного и.о. главного инженера института после ареста руководства и арестованного в 1944 г. «за очковтирательство и обман государства» в создании реактивного самолета-перехватчика. В показаниях, данных им на допросе 20 апреля 1944 г. заявляет:
«Клейменов, Лангемак и Глушко были арестованы в 1937-1938 гг. за проводимые ими вредительские работы...»
Из допроса Костикова от 18 июля 1944 г.:
«- Вопрос: С кем вы были связаны по подрывной работе?
— Ответ: В НИИ я работал вместе с арестованными в 1937-1938 гг. б.дир.ин-та Клейменовым И.Т., б.гл.инженером Лангемаком (имени и отчества его я не помню) и б.нач.сектора реактивных двигателей Глушко В.П., но в организационной связи с ними я не находился. Более того, в отношении Глушко я сам в 1937 году высказывал подозрения, утверждая в заявлении, адресованном в ЦК ВКП(б), что он занимается вредительством. Что же касается б.дир.НИИ — Клейменова, то при нем я находился в загоне и получил возможность самостоятельно работать только после его ареста. Прошу мне верить, что вражеских связей у меня не было».
Показания Костикова дают ответ на многие вопросы. В очередной раз, спасая себя, он вынужден признать, что его заявление было написано и послано в ЦК ВКП(б) в 1937 году, подтвердив тем самым, что он имел прямое отношение к репрессиям, проводившимся в институте.
Да, в 1937 году судили должности, но и мнение общественности имело большое значение, т.к. партия в то время дала установку на выявление «врагов народа» методом «большого общественного наблюдения и контроля». Указанием на это стало высказывание наркома К.Е.Ворошилова:
«Если мы все учтем и по-настоящему начнем работать над собой, если мы будем следить друг за другом и помогать друг другу, мы впредь не допустим таких безобразий. Нужно следить не просто так, чтобы вытаращить глаза друг на друга, а нужно следить за делом людей».
А вот и подтверждение этой установки:
«- Вопрос: Откуда вы располагали данными, что они вели вредительскую работу?
— Ответ: Я участвовал в технической экспертизе по делу одного из арестованных — Глушко, ввиду чего частично знаком с имеющимися материалами, а о причастности к вредительству Лангемака и Клейменова могу заявить на основании своих личных наблюдений за их работой в НИИ Ракетной Техники».

Расписка Г.Э.Лангемака в получении обвинительного заключения. Здесь видна последняя прижизненная подпись конструктора.
Документ из ЦА ФСБ РФ.

Кроме того, о его причастности к аресту руководства и организации репрессий, проводимых в институте, свидетельствует выдержка из характеристики, составленной секретарем парткома Ф.Н.Пойдой. Она предназначалась для приобщению к документам, поданным на А.Г.Костикова при утверждении его в должности главного инженера института:
«...За время работы в институте А.Г. Костиков вел активную борьбу по разоблачению вражеских действий врагов народа Клейменова и Лангемак...».
Примечателен тот факт, что среди других документов, эта характеристика была предоставлена специальной комиссии, работавшей под вывеской ЦК КПСС, созданной для выяснения его причастности к аресту руководства института. Однако, вывод комиссии однозначен – «не причастен».
11 января 1938 года состоялось заседание Выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР под председательством Армвоенюриста В.В.Ульриха, рассмотревшей дело по обвинению ЛАНГЕМАК Георгия Эриховича... в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 58-7, 58-8 и 58-11 УК РСФСР.
На основании... ст.ст. 219 и 320 УПК РСФСР Военная Коллегия Верховного Суда Союза ССР приговорила ЛАНГЕМАК Георгия Эриховича к высшей мере наказания — расстрелу с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества...


Согласно акта, на имя коменданта ГУГБ НКВД СССР, о немедленном приведении в исполнение приговора Военной коллегии о расстреле 36 человек, Г.Э.Лангемак был расстрелян 11 января 1938 году 28-м по списку. И только 19 ноября 1955 года Военная Коллегия Верховного Суда СССР вынесла определение, согласно которому приговор от 11 января 1938 года был отменен, а дело за отсутствием состава преступления прекращено, и Георгий Эрихович полностью реабилитирован.


Трудно сегодня сказать, почему он не отказался от своих показаний на суде. Одно ясно, что при такой фальсификации подлежат сомнению и его последние показания. А может и не было таких показаний, от которых он должен был отказаться? Бывший военный инженер, доведенный до полусумасшедшего состояния, не мог до конца соображать то, что он делает…
Они не только расстреливали невинных людей, но и очерняя их память, делали предателями по отношению друг к другу. И до настоящего времени носят они это клеймо. Не смотря на реабилитацию, и сегодня находятся люди, которые продолжают поддерживать миф об их вражеских умыслах и всеми силами стараются отстоять это убеждение на страницах прессы...
 

В настоящее время комиссией по увековечиванию памяти жертв политических репрессий установлено место захоронения Г.Э.Лангемака — первая могила «невостребованных прахов» на Донском кладбище — там же, где были захоронены маршалы М.Н.Тухачевский, В.К.Блюхер, многие военные, государственные и политические деятели того времени.

Жалкое впечатление производит эта могила, носящая отпечаток нашего убийственного безразличия к трагедии собственной страны. До настоящего времени могилы жертв не приведены в достойный вид, в то время как их палачи продолжают спокойно покоиться у Кремлевской стены и на Новодевичьем кладбище под надгробными памятниками знаменитого Коненкова и других известных скульпторов.
 


Опубликовано: Глушко А.В. «Дело Георгия Эриховича Лангемака. К 100-летию со дня рождения», «Новости космонавтики», № 15/16 (182/183), 1998, стр. 66-67

 

 

http://nnm.me/blogs/vicsd/kto-posadil-odnogo-iz-avtorov-katyushi-g-e-langemaka/

 

Дополнение - http://nnm.me/blogs/stimpac/katyusha_gvardeyskiy_reaktivnyy_minomet/