Домой    Кино    Музыка        Открытки    Страницы истории разведки   Записки бывшего пионера      Люди, годы, судьбы...

 

Translate a Web Page      Форум       Помощь сайту   Гостевая книга

 

Забытые имена

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108   109  110  111  112

 

    Список страниц раздела

 


 

Кремлевские дети

 

1  2  3  4  5

 

 Наталья Ежова. Приемная дочь палача

 

Папа учил Наташу кататься на лыжах. Иногда она убегала далеко в рощу, и тогда мама кричала: «Сейчас тебя цыгане поймают и украдут». Мама вообще была строга с ребенком. С четырех лет девочку учили играть на фортепиано и даже завтракать не пускали, пока она не позанимается.
Иногда в гости приходил Маршак. Заходили и другие писатели — Бабель, Кассиль. Но только тогда, когда папы не было дома. Наташа долго не понимала, почему происходило именно так. Но однажды поняла…
Девочка любила играть в жмурки. Как-то она забежала в кабинет отца и, чтобы точно не нашли, спряталась за штору. На подоконнике лежал толстый, аккуратный альбом с папиросной бумагой между страницами, чтобы фотографии не портились. Наташа не смогла удержаться и открыла его. В альбоме были фотографии мертвых детей, множества убитых детей. Тогда Наташа просто очень испугалась, а спустя много лет узнала, кем на самом деле был ее отец — народный комиссар внутренних дел СССР Николай Иванович Ежов. Впрочем, отцом он ей не был: бездетные Ежовы взяли ребенка из детского дома.

 

 

 

 

 

 

 


 

 

Юрий Соломенцев. Его отец контролировал партию

 

Сегодня мало кто помнит о том, что печально известная антиалкогольная компания началась не при Горбачеве, а раньше. Юрий Андропов, озаботившись тем, что нация спивается, поручил председателю Комитета партийного контроля Михаилу Соломенцеву заняться процессом всеобщего вытрезвления.
В результате страну охватила широкая сеть ЛТП — лечебно-трудовых профилакториев. В течение первого же года в эти «заведения» попали 200 тысяч человек. Памятная многим водка по цене 3 рубля 62 копейки к 1987 году стала стоить 10 рублей 20 копеек. С прилавков также исчезли одеколоны, клей БФ, жидкости для очистки стекол и дихлофос. Вынужденно трезвые граждане СССР начали напропалую гнать самогон.
Сам же председатель Комитета партийного контроля — органа, призванного блюсти моральный облик нации, — алкоголь принимал только в малых дозах и только по большим праздникам. Своего сына он воспитывал в этой же традиции, не забывая внушать ему, что пьянство — это зло.

 

 

 

 

 

 


 

 

Дети Маленкова. За завесой тайны

 

О партийном деятеле Георгии Максимилиановиче Маленкове мало что известно. Ближайшего соратника Сталина с полным правом можно назвать самой загадочной фигурой в истории страны. Некоторые историки считают Маленкова хладнокровным убийцей тысяч людей. Другие называют его истинным отцом «оттепели».
Трое детей Георгия Максимилиановича, прежде всего, думают о своем отце, как о человеке, благодаря которому все они — старшая дочь Воля, известный архитектор, среди работ которой — президентская резиденция в Ново-Огарево, сыновья Андрей и Георгий, профессор-биолог и профессор-химик соответственно, — стали достойными людьми.
 

 

 

 

 

 

 


 

 

Михаил Коллонтай. Сын первой и единственной

 

Как ее только не называли! «Демон 8 Марта», «Валькирия революции», «Эрос в мундире дипломата», «Сексуальная революционерка», «Женщина красных» — все это об Александре Михайловне Коллонтай. Она принадлежала к тем женщинам, которым Бог не дал таланта быть хранительницей семейного очага, хотя, казалось бы, всем остальным природа их наградила: и красотой, и грацией, и обаянием, и умом, и умением любить… Но желанием создать семейный уют первая женщина-посол СССР Александра Коллонтай была обделена так же, как бывает человек начисто лишен слуха или голоса. А потому ее единственный сын Михаил, рожденный в первом и последнем законном браке госпожи Коллонтай, так и не узнал, что такое материнская любовь и забота.

 

 

 

 

 

 


 

 

Дети Громыко. Сын и дочь мистера 'Нет'

 

Карьере Андрея Андреевича Громыко могли бы позавидовать многие современные дипломаты и политики. В 34 года она стал послом СССР в США, в 48 — министром иностранных дел. На этой должности он продержался почти тридцать лет, пережив пятерых генсеков.
Его, белорусского крестьянина из деревни Старые Громыки, первым из иностранных министров принял в Ватикане Папа Римский, а Рейган пудрился, чтобы скрыть бледность и волнение перед встречей со знаменитым «Мистером Нет», как прозвали Громыко на Западе.
«Все наши успехи на переговорах, — говорил Громыко сыну Анатолию, — объясняются тем, что я был убежденно тверд и даже непреклонен, особенно когда видел, что со мной, а значит и с Советским Союзом, разговаривают с позиции силы или играют в „кошки-мышки“. Я никогда не лебезил перед западниками и после того, как меня били по одной щеке, вторую не подставлял, а действовал так, чтобы моему не в меру строптивому оппоненту было несладко».И что же сын — намотал слова на ус и начал делать дипломатическую карьеру? Как бы ни так! Не пошла по стопам отца и дочь Эмилия. Дети дипломата, который слыл одним из самых успешных «переговорщиков», и на склоне лет не могли найти общего языка друг с другом. Их дачи хоть и расположены по соседству, Анатолий и Эмилия Громыко практически не общаются.

 

 

 

 


 

Людмила Косыгина. Дочь человека в маске

 

Политическую карьеру Алексей Николаевич Косыгин начал еще в сталинскую эпоху. В 60-е годы был единственным, кто пытался добиться реальных результатов в условиях сложного экономического наследия эпохи Хрущева. Внешне замкнутый, холодный, даже мрачный, Алексей Николаевич был чутким и отзывчивым человеком, любил проводить свободное время дома, с семьей. Многие помнят, как любил он свою жену и как тяжело пытался смириться с ее потерей. Но лишь немногие знают, что суровый председатель Совмина любил джаз! Дочка Людмила — единственный и горячо любимый ребенок в семье, удивительно похожа на отца, сильная, волевая, требовательная к себе. Окончив Институт Международных отношений, работала советником МИДа. После смерти матери, сопровождая отца в международных командировках, блестяще справлялась и с обязанностями личного переводчика отца. Но даже войдя в круг мировой политической элиты, Людмила осталась простым, скромным человеком.