Домой   Кино   Мода   Журналы   Открытки   Музыка    Опера   Юмор  Оперетта   Балет   Театр   Цирк  Голубой огонек

 

Страницы истории разведки

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42

 

Translate a Web Page   Форум     Помощь сайту   Гостевая книга

 

Список статей

 

 

ОН ДОЛЖЕН БЫЛ УБИТЬ СТАЛИНА

 

ПОДОЗРИТЕЛЬНАЯ ПАРОЧКА

 

5 сентября 1944 года в 6 часов утра в поселке Карманово Смоленской области начальник местного отдела НКВД Ветров задержал двух подозрительных, следовавших на мотоцикле. Они предъявили документы на имя майора Таврина Петра Ивановича - замначальника "СМЕРШа" 39-й армии и младшего лейтенанта Шиловой Лидии Яковлевны - сотрудника особого отдела армии. Таврин сразу сознался, что документы фальшивые, а сам он является германским агентом, засланным на советскую территорию для проведения теракта против И.В. Сталина, Шилова - его жена.
Столь оперативное задержание шпионов объясняется тем, что самолет, на котором они прибыли, средства ПВО Подмосковья засекли еще около двух часов ночи в районе Кубинки. Он был обстрелян и, получив повреждения, лег на обратный курс. Но в Смоленской области сделал вынужденную посадку прямо в поле близ деревни Яковлево. На это обратил внимание командир местной группы охраны общественного порядка Алмазов, который организовал наблюдение и вскоре сообщил по телефону в райотдел НКВД, что от вражеского самолета на мотоцикле выехали в сторону Карманово мужчина и женщина, оба - в советской военной форме. На задержание фашистского экипажа была выслана оперативная группа, а подозрительную парочку решил арестовать лично начальник райотдела НКВД. Шпионы почему-то не оказали ни малейшего сопротивления, хотя позже у них изъяли 7 пистолетов, 2 охотничьих ружья центрального боя, 5 гранат. В самолете было обнаружено спецустройство под названием "Панцеркнаке" - для стрельбы миниатюрными бронебойно-зажигательными снарядами.

 

БЕГЛЫЙ КАРТЕЖНИК

 

Таврин на тренировке по стрельбе в учебном центре «Цеппелина».Начало этой истории можно отнести к 1932 году, когда в Саратове был арестован инспектор горсовета Петр Шило. Он проиграл в карты крупную сумму и расплатился казенными деньгами. Вскоре преступление вскрылось, неудачливому картежнику грозил большой срок. Но Шило умудрился сбежать из бани следственного изолятора, а затем по подложным справкам получил паспорт на имя Петра Таврина. И даже закончил перед войной курсы младшего комсостава.
В 1942 году лже-Таврин был уже командиром роты. Но ему, как говорится, на хвост сели особисты. 29 мая 1942 года Таврина вызвал на беседу уполномоченный особого отдела полка и прямо спросил: не носил ли тот раньше фамилию Шило? Беглый картежник, конечно, отказался, но понял, что рано или поздно его выведут на чистую воду. В ту же ночь Таврин бежал к немцам.
Несколько месяцев его перебрасывали из одного концлагеря в другой. И вот однажды в "зону" прибыл помощник генерала Власова, бывший секретарь райкома ВКП(б) Москвы Георгий Жиленков - вербовать пленных для службы в РОА. Таврин сумел ему приглянуться и вскоре стал курсантом разведшколы абвера. Связь с Жиленковым продолжалась и здесь. Именно этот секретарь-расстрига подбросил Таврину идею теракта против Сталина, которая заинтересовала немецкое командование. В сентябре 1943 года Таврина направили в распоряжение начальника особой разведывательно-диверсионной команды "Цеппелин" Отто Крауса, который лично руководил подготовкой агента к важному спецзаданию.
Сценарий теракта, по версии следствия, предполагал следующее. Таврин с документами майора "СМЕРШа", Героя Советского Союза, инвалида войны проникает на территорию Москвы, обосновывается там на частной квартире, связывается с руководителями антисоветской организации "Союз русских офицеров" генералом Загладиным из управления кадров наркомата обороны и майором Палкиным из штаба резервного офицерского полка. Совместно они ищут возможность проникновения Таврина на какое-либо торжественное собрание в Кремле, на котором бы присутствовал Сталин. Там агент должен был выстрелить в вождя отравленной пулей. Смерть Сталина стала бы, как предполагалось, сигналом для высадки на окраине Москвы большого десанта, который бы захватил "деморализованный Кремль" и поставил у власти "русский кабинет" во главе с генералом Власовым.
На случай, если Таврину не удастся проникнуть в Кремль, он должен был устроить засаду на пути следования
автомобиля со Сталиным и взорвать его с помощью упомянутого устройства "Панцеркнаке", способного пробить броню толщиной в 45 миллиметров.
Для того чтобы обеспечить достоверность легенде об инвалидности "майора "СМЕРШа" Таврина", агенту сделали операцию на животе и ногах, обезобразив их рваными шрамами.
За несколько недель до переброски Таврина через линию фронта его дважды (как следует из материалов) лично инструктировал генерал Власов и трижды - известный фашистский диверсант Отто Скорцени.

 

ЖЕНСКИЙ ФАКТОР

 

С самого начала предполагалось, что операцию Таврин должен провести в одиночку. Но в конце 1943 года в Пскове, где располагался штаб "Цеппелина", он познакомился с Лидиейнайденные при нем гранатомет «Панцеркнакке» и пистолет системы «Веблей–Скотта» Шиловой, и это обстоятельство внесло коррективы в сценарий операции.
Лидия - молодая красивая женщина - до войны работала бухгалтером в жэке. Во время оккупации, как и тысячи других, отбывала трудовую повинность по разнарядке немецкого коменданта. Поначалу ее направили в офицерскую прачечную, потом в швейную мастерскую. Вышел конфликт с одним из офицеров. Он предлагал Лидии разделить с ним постель, а она не могла пересилить омерзение к нему. Фашист в отместку добился того, что Шилову стали посылать на лесозаготовки. Хрупкая и не подготовленная к такой работе, она таяла на глазах. И тут случай свел ее с Тавриным. В беседах наедине он поносил немцев, обещал помочь освободить Лидию от тяжелых работ. В конце концов предложил выйти за него замуж. В то время она не знала, что Петр - немецкий шпион, а позже он ей сказал об этом и предложил такой план. Она оканчивает курсы радистов и вместе с ним переходит линию фронта, а на советской территории оба затеряются и с немцами прервут всякую связь. Война идет к концу, фашистам будет не до того, чтобы мстить беглым агентам. Лидия согласилась. Впоследствии в ходе следствия было установлено, что она совершенно не знала о террористическом задании Таврина и была уверена в том, что он не собирается работать на немцев на советской территории.
Судя по следственным и судебным материалам, это похоже на правду. Чем иначе можно объяснить то, что вооруженный до зубов Таврин не оказал сопротивления при задержании, к тому же оставил в самолете и "Панцеркнаке", и рацию, и многие другие шпионские принадлежности?

 

РАСПЛАТА

 

найденные при нем гранатомет «Панцеркнакке» и пистолет системы «Веблей–Скотта»После ареста Таврина и Шиловой чекисты разработали радиоигру под кодовым названием "Туман". Шилова регулярно поддерживала двустороннюю радиосвязь с немецким разведцентром. Этими радиограммами чекисты "туманили" мозги сотрудникам немецкой разведки. Среди множества ничего не значащих телеграмм была и такая: "Познакомился с врачом - женщиной, имеет знакомых в Кремлевской больнице. Обрабатываю". Были и телеграммы, в которых сообщалось о выходе из строя батарей для радиостанции и о невозможности достать их в Москве. Просили о помощи и поддержке. В ответ немцы благодарили агентов за службу и предлагали объединиться с другой группой, находившейся в нашем тылу. Естественно, эту группу вскоре обезвредили...
Последнее сообщение, отправленное Шиловой, ушло в разведцентр 9 апреля 1945 года, но ответа получено не было: приближался конец войны. В мирные дни предполагалось, что на конспиративную квартиру Таврина и Шиловой выйдет кто-либо из оставшихся в живых бывших сотрудников немецкой разведки. Но так никто и не пришел.
1 февраля 1952 года в закрытом судебном заседании Военной коллегией Верховного суда СССР без участия гособвинения и защиты было рассмотрено уголовное дело по обвинению Шило Петра Ивановича и его жены в измене Родине. Обвиняемых приговорили к исключительной мере наказания - расстрелу. Ходатайства о помиловании Президиум Верховного Совета СССР отклонил. Приговор в отношении Шило-Таврина приведен в исполнение 28 марта 1952 года, в отношении Шиловой - 2 апреля...
В отношении Шиловой сегодня приговор представляется "неадекватным". "Все эти годы оккупации, - написала она в своем последнем заявлении, - я мечтала о родной земле и родных людях. Я не жалею о том, что прилетела. Если нужно будет умереть, умру, но зато буду знать, где умерла и за что. Прошу об одном: предоставить мне возможность разделить судьбу с мужем, какова бы она ни была. Я верю в то, что с момента вступления на родную землю он ничего бы не сделал против Родины".
Тогдашние судьи не стали разделять судьбы этих совершенно разных людей, хотя он был, если судить по материалам, врагом и государственным преступником, а она - просто слабой женщиной, беззащитным мотыльком, сгоревшим в огне войны...

 

 

источник- Матвеев Олег № 147, 10 Августа 2000г. http://www.trud.ru/article/10-08-2000/10136_on_dolzhen_byl_ubit_stalina.html

 

 


 

 "ДЕЛО ТАВРИНА" И РАДИОИГРА "ТУМАН"

 

 

 


 

Евгений Сухов   "Убить Сталина"

 

Аннотация

 

Он и сам уже не помнит своего настоящего имени. В немецкой диверсионной школе он проходит как майор Маврин. И готовят его здесь к сверхсложному заданию — майору предстоит убить самого Сталина. В его распоряжении новейшее оружие из секретных арсеналов вермахта, да и сам он — настоящая боевая машина, которую невозможно остановить, когда она движется к цели. Как ни странно, но осуществить террористический акт против Верховного — дело вполне возможное. Ведь это не только желание высших членов Третьего рейха, есть люди и в советском правительстве, мечтающие ликвидировать Хозяина. В сложном лабиринте заговора бродит майор, здесь играют без правил, и неизвестно, кто нанесет тебе удар — свои или чужие…

 

 (читать)  издано в 2007 г.

 

 


 

В 1944-м Петра Шило и его жену обвинили в намерении убить Сталина. А судили в 52-м

 

Ряд военных историков полагают, что дело №Н-21098 по обвинению Петра Таврина в подготовке покушения на И.В. Сталина сфабриковано НКГБ и НКВД. Мелких нестыковок в интерпретации этой истории можно найти и в самом деле немало. А о чем свидетельствуют материалы следствия и суда?

По одной версии немецкий транспортный самолет, на борту которого находились диверсанты, специально подготовленные для физического устранения Иосифа Сталина, 5 сентября 1944 года был подбит зенитчиками противовоздушной обороны Московского округа, и совершил вынужденную посадку в окрестностях города Ржева. По другой версии самолет получил серьезные повреждения при запланированной посадке. Различаются также сведения о типе самолета, который доставил через линию фронта потенциальных убийц «кремлевского грузина».

Встречаются разночтения и относительно того, какие знаки различия были на Петре Таврине, задержанном вскоре после приземления самолета. В одних источниках указывается, что перед засылкой он был экипирован в форму полковника Красной армии, в других Таврин фигурирует как майор.

По-разному описываются также время и обстоятельства задержания Петра Таврина и его подручной Лидии Шиловой, которая, как впоследствии выяснилось, была женой диверсанта. Известно только, что они не оказали сопротивления, и сразу после того, как было выявлено, что документы поддельные, признались в своей принадлежности к немецкой разведке.

 

Был ли агент Абвера «засланным казачком» или игрой воображения НКГБ?

 

Скорее всего, различные неточности объясняются многократным тиражированием этой истории, степенью информированности авторов и исследователей, доступности архивных документов и т.д. Но иногда нескольких противоречий в деталях бывает достаточно, чтобы поставить под сомнение достоверность главных фактов.

Возможно, поэтому до сегодняшнего дня существует точка зрения, что поимку спецагента Абвера, якобы заброшенного с целью убийства главы Советского государства, инсценировали руководители Наркомата внутренних дел и Наркомата госбезопасности (их работу курировал заместитель председателя Государственного комитета обороны Лаврентий Берия), чтобы повысить имидж спецслужб.

В таких случаях все точки над «i» позволяет расставить обращение к первоисточникам. А они свидетельствуют, что о том, что план покушения на Сталина в 1944 году имеет под собой документальную основу…

 

О чем доложили вождю 30 сентября1944 года

 

30 сентября 1944 года в Государственный комитет обороны на имя Сталина И.В. и Молотова В.М. поступила докладная записка №4126/М, в которой сообщалось, что «5 сентября с.г. близ районного центра Смоленской области — с. Карманово сотрудники НКВД-НКГБ задержали показавшегося подозрительным неизвестного в форме майора Красной Армии. Он следовал на мотоцикле с коляской по дороге на Ржев и предъявил документы на имя Героя Советского Союза Таврина Петра Ивановича. Вместе с ним была задержана женщина, следовавшая в коляске мотоцикла, назвавшаяся женой Таврина — Шиловой Лидией Петровной…»

Далее в докладной записке описывается изъятый при обыске специальный аппарат «Панцеркнаке» с девятью зарядами, которые являются 30-миллиметровыми бронебойно-зажигательными гранатами кумулятивного действия с бронепробиваемостью 35-40 мм при дальности стрельбы до 300 метров. Размеры гранатомета (длина 170 мм и вес 235 граммов) позволяют скрытно носить его в рукаве верхней одежды. Приводится аппарат в действие электрической батарейкой.

 

Для чего предназначались бронебойные мини-фугасы?

 

«Панцеркнаке» в рукаве диверсанта – козырная карта в «игре» с бронированным автомобилем Сталина

На допросах, которые вели генералы НКГБ Райхман и Леонтьев и полковник НКВД Барышников, Таврин показал, что должен применить «Панцеркнаке» в том случае, если представиться возможность совершить теракт на улице во время проезда бронированной машины Сталина.

Для покушения в помещении в условиях близкого контакта главный исполнитель теракта был снабжен автоматическим пистолетом с разрывными и отравленными пулями.

Немецкую разведку трудно заподозрить в наивности, но все же, как в Абвере представляли себе «близкий контакт» своего агента с особо охраняемым руководителем государства?

 

Агенту при сборе разведданных было рекомендовано использовать препарат для полового возбуждения

 

В Москву Таврин должен был прибыть по поддельным документам заместителя начальника контрразведки «СМЕРШ» 39-й армии 1-го Прибалтийского фронта. Затем сменить документы и легализоваться под видом раненного офицера, прибывшего в Москву в отпуск после ранения. Для этой цели Таврин имел несколько комплектов воинских документов, чистых бланков, печатей и штемпелей воинских частей и учреждений Наркомата обороны СССР. А немецкие хирурги оставили на теле агента устрашающего вида шрам.

О том, как германский агент намеревался действовать после легализации в Москве, он подробно ответил следствию. Обратимся к выдержкам из протокола допроса.

«Вопрос: Расскажите подробно, каким путем вы должны были совершить террористический акт?

Ответ: …Обосновавшись … в Москве, я должен был, расширяя круг своих знакомых, устанавливать личные отношения с техническими работниками Кремля либо с другими лицами, имеющими отношение к обслуживанию руководителей советского правительства. При этом Краус (Офицер разведки, готовивший Таврина. – Ред.) рекомендовал мне знакомиться с женщинами, в частности с такой категорией сотрудниц, как стенографистки, машинистки, телефонистки.

Вопрос: Для какой цели?

Ответ: Через таких знакомых я должен был выяснить места пребывания руководителей советского правительства, маршруты движения правительственных машин, а также установить, когда и где должны происходить торжественные заседания или собрания с участием руководителей советского правительства…

… Краус предупреждал меня, что такие сведения получить нелегко, и поэтому рекомендовал с нужной мне категорией женщин устанавливать интимные отношения. Он даже снабдил меня специальными препаратами, которые при подмешивании в напитки вызывают у женщин сильное половое возбуждение, что я и должен был использовать в интересах порученного мне дела…

… Для проникновения на торжественные заседания с участием членов правительства я должен был использовать изготовленные немцами на мое имя документы Героя Советского Союза и соответствующие знаки отличия.

Вопрос: Какие именно?

Ответ: Перед переброской через линию фронта … мне были даны: золотая звезда Героя Советского Союза, орден Ленина, два ордена «Красного Знамени», орден «Александра Невского», орден «Красной Звезды» и две медали «За отвагу», орденские книжки к ним, а также специально сфабрикованные вырезки из советских газет с Указами о присвоении мне звания Героя Советского Союза и награждении перечисленными орденами и медалями.

Должен заметить, что германская разведка своих агентов, забрасываемых в СССР, снабжает фабрикуемыми ею же поддельными орденами, но мне были выданы подлинные.

Проникнув на торжественное заседание, я должен был, в зависимости от обстановки, приблизиться к И.В.СТАЛИНУ и стрелять в него отравленными и разрывными пулями…»

 

Специально построенный самолет на «каучуковых гусеницах» не выдержал русских ухабов

 

К вопросу о том, был ли подбит самолет? Скорее всего, это версия ПВО, которая таким образом пыталась оправдаться в том, что в 1944 году вражеский самолет мог беспрепятственно долететь практически до Москвы. Из показаний Таврина вырисовывается иная картина.

Через линию фронта он был переброшен германской разведкой в ночь с 4 на 5 сентября с рижского аэродрома на 4-х моторном транспортном самолете Арадо – 232 специальной конструкции для посадки на неприспособленных площадках. Он был оборудован дополнительными шасси из 11 пар небольших колес вдоль нижней части фюзеляжа, и мог преодолевать канавы шириной до 1,5 м. (На допросе Таврин назвал их «каучуковыми гусеницами»). Аварию самолет потерпел уже при посадке.

Экипаж самолета выгрузил мотоцикл с коляской, и Таврин с напарницей, захватив оружие, комплект документов и деньги (428 тыс. рублей) отправились в сторону Москвы. Через несколько часов они были задержаны.

А какова судьба экипажа Арадо-232, состоявшего из 6 человек?

 

На поиски членов экипажа Арадо-232 было задействовано около 150 человек

 

Для розыска экипажа были сформированы несколько групп, в которую вошли сотрудники Гжатского и Кармановского райотделов и Вяземского горотдела НКВД, бойцы истребительного батальона, и других подразделений. Всего—около 150 человек. Возле самолета была выставлена охрана.

Немецкие авиаторы были обнаружены 9 сентября в нескольких десятках километров от места посадки. На предупредительные выстрелы и предложение сдаться они ответили огнем. Бортмеханик Браун в ходе перестрелки был убит, радист Хоберехт и стрелки Шнейдер и Хеттерих были задержаны. Командиру экипажа Фирусу и штурману Тидту удалось уйти.

Почему члены экипажа, несмотря на безвыходность положения (до ближайшей линии фронта было около 1000 км), оказывали отчаянное сопротивление?

 

За что казнили немецких авиаторов

 

13 ноября в ГКО была направлена очередная докладная записка о судьбе экипажа самолета: »…Из состава экипажа германского самолета «Арадо-232», производившего переброску Таврина через линию фронта, дополнительно разысканы и арестованы командир самолета Фирус и штурман Тидт… Таким образом, из шести членов экипажа пять человек пойманы и один убит при преследовании. Задержанные германские летчики показали, что они сотрудники германской разведки…»

Все пилоты входили в состав особой авиагруппы «КГ-200», осуществлявшей по заданиям германской разведки заброску в тыл Советского Союза агентов для шпионажа, совершения диверсионных и террористических актов. Это означало, что после ареста они не могут в СССР рассчитывать на положение военнопленных, о чем наверняка были извещены еще до вылета.

В августе 1945 года по приговору Особого совещания при НКВД т августа 1945 г. все члены экипажа самолета были приговорены к высшей мере наказания – расстрелу.

Петру Таврину, уроженцу села Бобрик Черниговской области Украинской ССР (подлинная фамилия – Шило) обвинение было предъявлено 16 августа 1951 года. Где же он и его напарница находились почти 6 лет? И здесь начинается самое интересное.

 

Война закончилась, но «Туман» не рассеялся

 

Из докладной записки Сталину и Молотову: «Для выявления дальнейших намерений германской разведки по делу Таврина начата радиоигра с немцами. 25 октября с.г. (1944 г. – Ред.) с радиоцентром противника установлена двусторонняя связь. В качестве радистки используется жена Таврина – Шилова Лидия Яковлевна (арестована), которая прошла у немцев курс радиодела и была выброшена в тыл вместе с Тавриным…».

Радиоигра, которой было присвоено кодовое название «Туман», продолжалась до 9 апреля 1945 года. В тот день очередной выход в эфир Шиловой из конспиративной квартиры НКГБ остался с немецкой стороны в лице разведцентра «Цеппелин» без ответа.

Все это время оперативные сотрудники НКВД и НКГБ продолжали следственные мероприятия, пытаясь получить как больше сведений о разведцентре, подготовленных ею агентов-диверсантов.

После победы в Великой Отечественной войне Петр Таврин-Шило и Лидия Шилова-Адамчик продолжали жить на конспиративной квартире, как «обычные» московские граждане. Естественно, под незаметным со стороны надзором оперативников НКГБ. Чекисты рассчитывали, что «в гости» к семейной чете могут наведаться немецкие агенты, законсервированные после окончания войны. Это тоже было частью игры разведки и контрразведки, присущей всем спецслужбам мира.

В 1951 году «Туман» стал рассеиваться…

 

Таврин-Шило признал измену Родине, но отверг обвинение в «центральном терроре»

 

16 августа 1951 года Таврину-Шило П.И. было предъявлено обвинение по ст.ст. 58-1 пункт «б» и 58-8 УК РСФСР в том, что, являясь военнослужащим Советской армии, он изменил Родине, и добровольно перешел к немцам. Будучи завербованным германской разведкой, в ночь на 5 сентября 1944 года был переброшен на самолете в тыл Советской армии со «специальным заданием по центральному террору».

На вопрос, понятно ли ему обвинение, Таврин-Шило ответил утвердительно. Однако признал себя виновным только по ст. 58-1 п. «б» в том, что он, являясь командиром пулеметной роты 1196-го мотострелкового полка 359-й стрелковой дивизии 30-й армии Калининского фронта, 30 мая 1942 года в районе города Ржева добровольно перешел на сторону немцев, чем изменил Родине. (Хотя на самом деле, в плен он попал после ранения, и согласие на сотрудничество с германской разведкой дал в июне 1943 года).

По ст. 58-8 Таврин-Шило сказал: «Виновным себя не признаю, так как я никогда не был намерен выполнять задание немцев по центральному террору»

1 февраля 1952 года на закрытом заседании Военной коллегии Верховного суда РСФСР без участия адвокатов Петр Шило и его жена Лидия Шилова были приговорены к расстрелу. Шилову расстреляли в апреле 52-го года, ее мужа – 28 марта.

До смерти Иосифа Сталина-Джугашвили оставалось меньше года.

 

Автор: Александр Сергеев

 

Связанные записи

 

Покушение на Сталина: самосуд над Верховным главнокомандующим (0)

Частные фотографии с Восточного фронта: как немецкие солдаты запечатлели войну против СССР (0)

Цена Победы: людские потери СССР (0)

Третий день победы (0)

Советские люди глазами фашистов (0)

 

источник- Украина Криминальная   http://discussiya.com/2010/11/13/tavrin-shilova/