Гостевая книга    Форум    Помощь сайту    Translate a Web Page

 

- Неужели я уже такая старая, ведь я еще помню порядочных людей...  (Фаина Раневская)

 

Забытые журналы / Neglected magazines

Детская страничка / Kids Page

Елизавета Бем / Elizabeth Bem

 

Диафильмы / Filmstrips

 

 

Предметы быта / Subject life

 

Телевизоры / Television

 

Патефоны / Gramophone

 

Магнитофоны / Tape recorders

 

Кино и фото аппаратура / Film and photo-equipment

 

Автомобили / Auto

 

История велосипеда / The history of bicycle

 

Радиоприемники / Radio

 

Грампластинки / Gramophone record

 

Русские ремесла / Russian Crafts

 

Бумажные деньги в России / Paper money in Russia

 

Словари и справочники / Dictionaries and guides

 

 

Записки бывшего пионера / Notes by former pioneer

 

Символы эпохи / Symbols of an era

 

 

Живые голоса истории / Live voting history

 

 

Посетители о сайте / Visitors to the site

 

Еврейский телеграф / Jewish Telegraph

 

 

 

Проверьте скорость Интернета

 

 

 

Ольга Жизнева - аристократка из советского кино

 

 

...В советском кино было насколько актрис, олицетворявших собой «уходящую натуру». Их лицо, манеры, речь подходили для воплощения героинь из высшего общества, графинь и цариц. Да и советской женщине на экране иногда не помешал бы сдержанный налет аристократизма. Такой артисткой была Ольга Жизнева. Она идеально подходила для образа интеллигентной мамы положительного главного героя. Хотя в начале кинокарьеры у неё были и более легкомысленные роли. Она родилась весной 1899 года в Санкт-Петербурге. Её мать Мария Михайловна Жизнева умерла при родах. Отцом был немец - Андреас Нойман, и Ольга воспитывалась в строгом духе бабушкой, почти не говорящей по-русски. Фамилия была взята Ольгой в память о матери. Окончание школы, выбор профессии, обучение в театральной школе, начало актерской карьеры в театре пришлись на трудное время. Но никакие преграды не остановили девушку в её стремлении стать актрисой. Она приехала в Москву в 1919 году и легко поступила в Драматическую школу при Государственном показательном театре, но эта учеба оказалась и недолгой, и поверхностной. Поэтому Ольга Жизнева проучилась ещё в театральной школе при знаменитом театре А. Корша в Москве и затем вошла в его труппу. В театре, в роли коварной соблазнительницы, её увидел кинорежиссер, ставший знаменитым еще до революции – Яков Протазанов. Он и пригласил её на студию «Межрабпомфильм» в свой новый проект. За пять лет работы в немом кино Ольга Жизнева снялась в восьми фильмах. Роли, которые ей доставались, требовали от актрисы эффектных крупных планов, выразительных поз и умения носить красивые платья – это были женщины-вамп. Несмотря на молодость, Жизнева была довольно опытным профессионалом, и работа на съемочной площадке не доставляла ей особых проблем. Фильм 1925 года «Его призыв» Якова Протазанова считается первым кинооткликом на смерть Ленина, хотя его сюжет имеет авантюрно-детективные черты. Ольга Жизнева в своей первой из 36 киноролей играет персонажа по имени Лулу – девушку из эмигрантского окружения главного злодея. После следующих фильмов – комедий «Закройщик из Торжка» (1925), «Процесс о трех миллионах» (1926), – хитов и лидеров проката, Жизнева становится настоящей звездой. Начав свою карьеру в театре, Жизнева постепенно стала только киноактрисой. Ей удалось легко преодолеть тот этап перехода к звуковому кинематографу, который стал проблемой для многих актеров и даже превратился в популярный сюжетный ход. Её волшебный по красоте и выразительности голос многие считали её главнейшим достоинством. Фильм о революционной борьбе рабочих-шахтеров в одной из стран Южной Америки («Приведение, которое не возвращается»), снятый в 1929 году, был для актрисы особенным. Впервые она сменила амплуа, и главными в её образе стали человеческие чувства, а не платья и декольте. Экранизация новеллы Анри Барбюса была названа и критиками, и зрителями одним из лучших советских фильмов, созданных на рубеже десятилетия. Снятый как немой, он через некоторое время был озвучен. Но не только поэтому его навсегда запомнила Ольга Жизнева. Личная жизнь актрисы после этого фильма была определена на долгие годы: она впервые снималась у своего будущего мужа – режиссера Абрама Матвеевича Роома. К моменту их встречи Жизнева успела овдоветь, а Роом - развестись. Им было суждено прожить вместе больше сорока лет...

 

 

"Будильник"

 

 

Советское ТВ

 

"Звездный билет"

 

 

Василия Аксенова

 

Ревю "Пополам".

 

 

1967 год. ЦТ

 

 

 

Театральные капустники

 

 

 Париж во сне и наяву

 

...Поездка в Париж вызвала во мне противоречивые чувства и впечатления. Город встретил меня непомерной грязью у Северного вокзала, ощущением того, что я попала в какую-то афро-сирийско-китайскую страну, неведомую мне доселе, а не в столицу Франции…, и в то же время вид на собор Сакре –Кёр на Монмартре,  великолепный сад вокруг собора, а с правой стороны от собора дом, где жил Николай Платонович, генерал Белой Армии из бунинского рассказа «В Париже», уличный музыкант, играющий на арфе знаменитые французские мелодии из репертуара Эдит Пиаф, Ив Монтана, Шарля Азнавура, театр Гарнье, поражающий своим великолепием, музей импрессионистов дˇОрсе,  прогулка по Сене, мост Александра III, прогулка по набережной Миттерана на велосипедной рикше, площадь Трокадеро,  улица Эллайо, 22 и дом, где жил Шаляпин – все это оставило неизгладимое впечатление, и останется со мной до  последнего дыхания… Мы увидели зеркальную галерею, где когда-то репетировал  Вацлав Нижинский, Анна Павлова, Тамара Карсавина, Рудольф Нуреев, Наталья Макарова, юный Михаил Барышников…, увидели сценографию Сергея Лифаря и Александра Бенуа, скульптурное изображение Анны Павловой, костюмы  Рудольфа Нуреева… Волею случая мы побывали даже на главной репетиции балета "Жизель". "Жизель" для парижан, все равно, что наше "Лебединое озеро". Но о других русских балетмейстерах и знаменитых русских солистах балета  нет даже упоминания. Нет ничего о них и в театре Шанзе де Лизе  о том, что там проходили "Русские сезоны" Дягилева, нет ни одного упоминания о Шаляпине, не говоря уже о других певцах. В общем, о русской эмиграции, которая некогда положила основу многим идеям в области французской и мировой культуры нет и следа...  «Что имеем, не храним…», а тут даже и слез нет, ибо о чем плакать – никому не ведомо.  Хотя есть площадь, названная именем Сергея Дягилева, площадь Сталинграда, памятник русским воинам экспедиционного корпуса 1916-1918 года, спасшим Париж…Правда, кто такой Сергей Дягилев, Сталинград, а уж тем более русский экспедиционный корпус не знает никто. Когда мы спрашивали об этом у местных горожан( а такие попадались нам на мосту Александра III), то на нас смотрели с недоумением. По рассказам и словам Тани теперь искусство, литература, поэзия нужны единицам, переселенцам это чуждо и не нужно, старое поколение уходит, среднее и молодежь заняты, в основном, экономическими проблемами, Вся бывшая слава Парижа уходит, как Атлантида медленно но неуклонно в пучину небытия. И никто этому не сопротивляется.  Даже в театре Гарнье и музее импрессионистов д~ Орсе я почти не увидела европейских лиц, а если и были, то только туристы. Печально все это. Зато на какой-то рок-концерт мы увидели бесконечную очередь, в  основном афро-арабского типа... Только побывав в Париже я остро почувствовала весь ужас «глобализации». Когда-то Илья Эренбург писал: «Увидеть Париж и умереть…». Нет, не о таком Париже писал Эренбург, который увидела я, умирать после посещения Парижа мне не захотелось…, но возвратиться в тот  русский уголок истинной культуры мне не терпится, чтобы перенестись в то далекое  сказочное прошлое и хотя бы на время забыть настоящее...

 

 

 

 Судьба телохранителя императрицы Марии Федоровны

 

...Из последнего письма сыну Николаю, посланное в Тобольск:«…Кто поехал с тобой, надеюсь, что хорошие люди? У меня остались только Тимофей Ящик и мой слуга Поляков…» Ай-Тюдор. Ноябрь 1917 года. В запасниках музея Вооруженных сил в Копенгагене хранится необычная коллекция, имеющая, казалось бы, мало общего с другими экспонатами собрания, типичного для большинства подобных музеев мира, — с оружием разных стран и народов и униформой блестящих офицеров и генералов. Это личные вещи русского казака Тимофея Ящика: черкеска с газырями, револьвер, шашка, кинжал, документы и столовый набор с гербами датского королевского дома. Серебряные вилка, нож и ложка казака поражают своими размерами, более напоминающими садовый инструмент, чем изящные дворцовые приборы...

Тимофей Ящик (1878-1946 гг) в апреле 1914 г. был назначен вторым камер-казаком Николая II, выполняя обязанности его личного телохранителя. В 1916 г. Т. Ящик был откомандирован вторым личным телохранителем в распоряжение вдовствующей императрицы Марии Федоровны, которая переехала на постоянное жительство из Петрограда в Киев. «В 1916 году я уехал в командировку с Императрицей Марией Ф. в гор. Киев, прожили с 1 мая 1916-го года по 23 марта 1917-го года. До самой проклятой революции. 27-го февраля извесно стало, что в Петрограде начались безпорядки, а 2 марта уже стало извесно, что Государь отрекся от престола. Это самое для меня было больное место. Узнавше это, я сделался больной, с меня служащие смеялись, но я молчал». После свержения монархии в России Т. Ящик остался рядом с императрицей, продолжая охранять ее в Крыму. В 1918 он вывез в свою родную станицу дочь императрицы и младшую сестру Николая II — великую княгиню Ольгу Александровну. В хате Т. Ящика она родила своего второго сына Гурия, и долго еще в станице Новоминской ходили слухи о том, что у казаков «жила Царица»... После революции Ящик в 1919 году последовал за своей хозяйкой в изгнание — сначала в Британию, а затем на ее родину, в Данию. Он был ее неразлучным молчаливым спутником на протяжении 13 лет, поражая европейцев тем, что даже спать ложился у дверей ее покоев, раскинув на инкрустированном дворцовом паркете бурку и положив в изголовье револьвер со взведенным курком. Ведь большевики могли попытаться проникнуть даже в тихий Копенгаген, чтобы разделаться с его госпожой так же, как с ее старшим сыном и его семьей в Тобольске!...

 

 

 

"Вокруг смеха" (вечера сатиры и юмора)

 

 

Видеомагнитофон поручика Понятова

 

...60 лет назад в Чикаго был продемонстрирован первый коммерческий видеомагнитофон VR-1000. Его появление стало возможно благодаря идеям советского изобретателя Исупова и бывшего поручика Белой армии, инженера Понятова

Судьбу видеомагнитофонов в СССР определила встреча Никиты Хрущёва с вице-президентом США Ричардом Никсоном 24 июля 1959 года на американской выставке в Сокольниках. Их разговор, так называемые кухонные дебаты, американцы записали на студийный видеомагнитофон фирмы AMPEX и плёнку подарили первому секретарю ЦК КПСС. Вот только аппарат для её воспроизводства в СССР отсутствовал, и посему негодованию Никиты Сергеевича не было предела. Видеомагнитофоны в конце 1980-х годов – непременный атрибут полуподпольных видеосалонов, где граждане СССР могли увидеть пиратские копии западных «боевиков» и «софт»-эротики. До появления устройства, позволяющего записывать телевизионное изображение и звук на магнитофонную ленту (видеомагнитофона), запись и последующее хранение телепрограмм осуществлялись с помощью так называемых кинорегистраторов видеосигнала. Они представляли собой громоздкие аппараты, состоящие из кинокамеры, синхронизированной с кадровой развёрткой видеомонитора. «Кинорегистрация» имела массу недостатков. Главный – низкое качество изображения, но она хотя бы давала возможность обмена и продажи телепрограмм. Позже, к началу 1950-х годов, помимо низкого качества, проявился и другой недостаток: телевещатели буквально «сжирали» километры киноплёнки, и уже в 1954 году суммарно потребляли её больше, чем все киностудии Голливуда. Проблему не решало даже то, что появилась система ретрансляции телепрограмм – разные часовые пояса всё равно «оставляли» кинорегистраторы в строю

 

 

Бенефисы и юбилеи

 

 

       
 

Козий рог/Козият рог 1972 г. Болгария  Историческая драма  Режиссер: Методи Андонов В ролях: Катя Паскалева, Антон Горчев, Милен Пенев, Тодор Адамов, Климент Денчев, Марин Янев "Этот фильм - гордость болгарского кинематографа. Он был показан в СССР, но довольно узким прокатом, и его мало кто помнит. Если честно, мне как-то нечего написать об этом замечательном фильме - его надо просто смотреть.

По новелле Николая Хайтова. Болгария, XVIII век, разгар оттоманского ига. Герои фильма - простой пастух Караиван и его маленькая дочь Мария. Она становится свидетелем жестокой сцены изнасилования и убийства своей матери бандой разбойников. Караиван в течение семи лет воспитывает свою дочь как юношу-мстителя...

 
 

 

Ретро коктейль на
 

 

 

 

 

 

 

Братья Консовские

 

Как делили Европу после 1945 года

 

ЮНРРА. Неизвестная миссия.

 

Виктор Баранов и сериал "Деньги"

 

 

Плакаты СССР и США в годы войны

 

Как британские летчики воевали на советском Севере

 

Коронация Николая II

 

Комиссар «Молодой гвардии». Подлинная история Олега Кошевого

 

Как в Белокаменной решали квартирный вопрос 500 лет назад

 

История русской астрологии

 

Таможенник Верещагин и его прототип Поспелов

 

Евгений Самойлов- я не сплетничал, не завидовал и не делал зла...

 

Алексей Пиманов - Никакая перестройка не отменит мам, бабушек и прабабушек...

 

История ТВ. "Утренняя почта"

 

Дикое счастье или "Уральская матрица"

 

Гремучая смесь с колокольчиком. Ия Саввина.

 

Бабушкины открытки <object width= Забытые мелодии / Forgotten melodies

 

Забытые имена / Forgotten names

 

Русский цирк / Russian circus

 

Страницы истории русского балета / History of Russian Ballet

 

 

Опера / Opera

 

Театр / Theater

 

 

Русский романс / Russian romance

 

 

 

 

 

 

Аудиокниги / Audiobooks

 

Старые книги / Old books

 

Страницы истории армии России / History of the Army Russia

 

 

 

Ордена и медали / Orders and Medals

 

Страницы истории разведки Несвоевременные мысли / Untimely thought

 

Несвоевременные мысли / Untimely thought

 

 

 

 

Дети об СССР

 

  

  israelinfo.ru - Израиль на ладони  Журнал «Солнечный Ветер»