Домой    Журналы    Открытки    История моды      Открытки    Страницы истории разведки    Люди, годы, судьбы...

 

 

 

 Гостевая книга     Помощь сайту    

 


 

Жизнь от кутюр

 

...Экстравагантную итальянку в Париже звали просто Скиап, а для всего остального мира она была Эльза Скиапарелли - «Шокирующая Эльза», законодательница Парижской моды 1930-х.. Надежда Ламанова - в начале ХХ века это имя было знакомо в России каждому. Сочетание слов «платье от Ламановой» звучало так же естественно, как «филипповские булки», «фрукты от Елисеева » или «шустовский коньяк». Мода кратковременна. Эпоха в моде исчисляется десятилетиями. Имена этих женщин почти забыты, но они создали не просто моду - они создали стиль. И образ их жизни стал отражением стиля: сюрреализм Эльзы Скиапирелли и русский модерн Надежды Ламановой...

 

 

 

Н. Ламанова

О Ламановой написано много и многими, целью этой статьи не является открыть нечто новое, но дать краткое и цельное описание творческой биографии модельера. Многие и сегодня уделяют немало внимания императорскому периоду ее деятельности, что приятно глазу и слух ласкает, исключая советский период, пошива «демократической» (будучи честными с собой, назовем ее простой и скучной, в сравнении с платьями периода модерна и императора) одежды для народа. Советские искусствоведы и историки костюма, напротив, говорят о трагической судьбе, героическом служении народу, патриотизму, освобождении женщин от корсета (будто это немецкий плен), от которого все же избавился Пуаре. Мы будем объективны (хотя моде модерна уделим большее внимание, в силу обильности материала), потому дадим лишь краткие биографические сведения о Ламановой, не касаясь ее личности, но обратим много внимания на ее творчество. 
 

Надежда Петровна Ламанова родилась 14 декабря 1861 года в русской провинции, в деревне Шутилово Нижегородской губернии. Отец — Петр Михайлович Ламанов был потомственный дворянин из обедневшего рода. Семья была на грани разорения, когда двадцатилетняя Надежда после окончания курса местной гимназии решила уехать из родительского дома в Москву, чтобы самостоятельно зарабатывать на жизнь. 
 

 Проучившись два года в школе кройки О. Суворовой, Ламанва в 1879 году переходит на самостоятельную работу — закройщицей в известную мастерскую Войткевичей. И буквально сразу делает большие успехи — профессия была выбрана верно.

 В 1885 году Н. П. Ламанова открывает в Москве свое дело и школу прикладного искусства, а уже через 2-3 года ее портновская мастерская приобретает широкую известность в среде живописцев, актеров, режиссеров.

 Уже будучи не только владелицей собственного ателье, но и директором преуспевающей школы, Ламанова продолжает обучаться искусству дизайна одежды. Она ездит в Париж знакомиться с последними модными коллекциями признанных мастеров и читает книги по истории, живописи и этнографии. С завидным упрямством, так свойственным ее натуре, она зубрит историю национального костюма – и вовсе не считает это занятие пустой тратой времени (этнические мотивы были в 1880-1900х на высоте, и в самых продвинутых кругах считались официозным мэйнстримом).
 В 1901 году К. С. Станиславский приглашает Ламанову в Московский Художественный театр. В 1902-1903 годах Н.Ламанова, наряду с признанными французскими фирмами П.Пуаре, Редферн, сестер Калло и др., с успехом участвует в Первой международной выставке исторических и современных костюмов в Таврическом дворце в Петербурге. Мастерская ее в те годы размещалась в Москве на Большой Дмитровке в доме Адельгейма.
 Художница была первой, кто оценил идеи знаменитого французского модельера П. Пуаре. Она начала создавать модели без корсета уже во второй половине 1900-х годов. Кажущаяся свобода фигуры в костюме модерна не более чем иллюзия, создаваемая легкостью и подвижностью тканей, перетеканием причудливых орнаментов с поверхности одной детали на другую. Силуэт же создавался жестким длинным корсетом.
 Отказ от корсета требовал совсем иной конструкции, справедливо называемой стилем "неогрек" или "неоклассицизм" (термин, принятый для этой эпохи только в России). Знаменитая туника "a la russe" (тончайшая кисейная рубашка, отделанная мехом и столь популярная в Европе 1810 года) возродилась в 1910 году усилиями и Пуаре, и Ламановой.
   В 1917г., после революции, Ламанова остается в России. По инициативе художницы в 1919 году организуется Мастерская современного костюма (при Главнауке) с широкой новаторской программой, в которой нашли обоснование принципы моделирования костюма для трудящихся масс.Она принимает участие в разработке планов деятельности первых швейных учебных заведений: «Положения о Центральном институте швейной промышленности», «Устава Сокольничьих советских учебных художественно-промышленных мастерских».
 

В том же 1919 году Ламанову заключают в Бутырскую тюрьму, обвинение ей не было предъявлено, и, благодаря вмешательству Максима Горького (его жена была клиенткой Ламановой), после двух с половиной месяцев заключения, ее освободили.
 

 В период с 1919 по 1924 годы Надежда Ламанова разрабатывает на базе логически обоснованного кроя многочисленные модели простой одежды, рассчитанной на широкие слои населения. Одновременно она занимается проектированием платья по идеям народного русского костюма.
С 1921 года она работает в театре Вахтангова. С 1922 года художница состоит членом Академии Художественных наук (в кустарной секции). Ее награждают специальным дипломом за участие в I Всероссийской художественно-промышленной выставке.

 В 1925 году ее модель получает «Гран-при» на международной выставке "Art Decoratifs" в Париже «за костюм, основанный на народном творчестве». Ее платья в русском стиле произвели фурор. Стиль "a la russe" в те годы стал чрезвычайно моден в Европе. Платья Ламановой, были представлены на выставке с полагающимися аксессуарами — обувью, поясами, шляпами и бусами, скатанными из хлебного мякиша. В то же время Надежда  Ламанова и Вера  Мухина совместно издают альбом «Искусство в быту». Окрыленная успехом, Ламанова совершает попытку создать школу моды в Советской России — Студию художественного производственного костюма. Она выступает со статьями в "Ателье" и "Красной ниве", где формулирует принципы реформирования модельного дела, прежде всего в статьях: «Русская мода» («Красная Нива», № 30, 1923 г.) и «О современном костюме» («Красная Нива», № 27, 1924 г.),  «О целесообразном костюме».

 С 1926 года Ламанова создала ряд моделей по мотивам творчества народов Севера (по заказу Всекопромсоюза) для продажи за рубеж, затем разработала коллекцию меховых изделий для Лейпцигской выставки, участвовала в Нью-Йоркской выставке 1929 года. С 1930 года она стала заведующей мастерской Мехкомбината.В середине 20-х годов Ламанова возглавила кустарную мастерскую, выполнявшую заказы Кустэкспорта и других организаций для внутренних и международных выставок, и продолжала работу в Кустэкспорте  вплоть до 1932 года.

 До конца жизни (15.10.1941) Ламанова продолжает создавать костюмы для театра и кино. Она одевает актеров в первых советских фильмах: «Аэлита», «Поколение победителей», «Цирк», «Александр Невский», "Иван грозный", «Ревизор»; в глубоко пенсионном возрасте  создает шедевры театрального костюма для «Женитьбы Фигаро», «Вассы Железновой», "Последних дней Турбиных",  оперы "Борис Годунов" и т.д.
 

 Имениттые заказщицы


Императрица Александра Федоровна, Ирина Юсупова, княжна Мария Павловна Романова, кузина Николая Второго, Бетти Врангель, Мария Кшесинская, Анна Павлова,  Вера Холодная, Александра Хохлова, Анель Судакевич, Лиля Брик, ее сестра Эльза Триолепр и д.р.


Работы Ламановой

1 Платье визитное из сукна бежевого цвета

 

 

 

 

Строгое визитное платье бежевого цвета -наиболее ранняя работа Ламановой из хранящихся в Эрмитаже. По своей конструкции, цветовому решению и характеру декора этот костюм является ярким воплощением моды середины 1890-х гг. Платье цельнокроеное, типа "принцесс", сильно приталенное, закрытое, с воротником-стойкой из бархата в тон платья, с расклешенной, свободно расширяющейся книзу юбкой. Длинные рукава покроя «жиго» - очень густо собраны у плеча, узкие у кисти. Юбка расклешена, с двойной мягкой складкой по центру спинки, со шлейфом. О развитом чувстве формы и большом художественном вкусе мастера свидетельствует и характер орнаментального декора платья, решенного в виде гирлянд мелких цветов, исполненных тамбурным швом, как бы обвивающих вертикальные, идущие от плеча полосы, расшитые блестками. Полосы сужаются к талии и далее расширяются к подолу юбки, подчеркивая ее форму.


Платье принадлежало императрице Александре Федоровне.


Москва. Мастерская Н. Ламановой. Вторая половина 1890-х

Платье вечернее из розового шифона на атласном чехле

 

 

 

Платье покроя «принцесс», приталенное, с большим декольте, рукав короткий - фонарик, в духе времени. Юбка расклешена, с мягкими складками по центру спинки, со шлейфом. Отделано вышивкой бисером и блестками, по декольте и подолу - гирлянды искусственных цветов и бантов. Выполнено оно из бледно-розового атласа и шифона. В этой работе художник использует сопоставление фактур различных тканей - прием, которому суждено получить дальнейшее развитие в костюмах начала XX в. Шифон, положенный на атлас, смягчает блеск этой ткани, приглушая его, заставляет мерцать в зависимости от освещения, чем достигается особый декоративный эффект. Отделка платья - вышивка растительного узора из вьющихся стеблей с поникшими побегами - решена в стиле модерн, создавшем сложную систему линейного орнамента. В основу его положены мотивы стилизованных цветов и растений с характерной для стиля модерн графической гибкостью линий.


Принадлежало императрице Александре Федоровне.


Москва. Мастерская Н. Ламановой. Вторая половина 1890-х

Платье вечернее (два лифа и юбка) из черного тюля на белом атласном чехле

 

 

Лиф 1 - притален, на косточках, со шнипом, декольте формы каре, рукав до локтя, с широким воланом. Лиф 2 - притален, на косточках, со шнипом, очень открытый, с большим декольте и коротким рукавом. Юбка расклешена, по спинке с мягкими складками по центру, со шлейфом. Украшено кружевом, вышивкой стальными блестками разной формы и стразами орнамента из венков, лент и гирлянд. В этом платье редкое сочетание работ двух ведущих мастерских - Москвы и Петербурга. Вероятно, первоначально платье было заказано с одним лифом, а затем в соответствии с модой этого времени был выполнен второй лиф. 


Платье принадлежало императрице Александре Федоровне.


Москва, мастерская Н. Ламановой. Петербург, мастерская А. Бризак (второй лиф). Начало XX в.


Платье вечернее (лиф и юбка) из белого тюля и шифона на атласном чехле

 

 

 

Изящное бальное платье из белого тюля и шифона на двойном чехле из атласа. Лиф очень открытый, с большим овальным декольте и коротким рукавом, притален, со шнипом, с небольшим напуском спереди, на драпированном поясе из серебряной парчи. Декорировано кружевом, «мушками» из бити по тюлю и вышивкой блестками и фасонными шишками цветочного узора. Костюм решен в единой колористической гамме серебристых тонов, столь модных в эпоху господства модерна. Мерцание атласа сквозь слои шифона и тюля создает эффектный фон для юбки, украшенной широкой гирляндой фантастических цветов с объемным контуром, вышитых серебристыми блестками в сочетании с золотой канителью и бисером. Инкрустация кружевом в виде перистых листьев удачно дополняет орнамент. В целом это очень нарядное платье как бы пронизано призрачным лунным светом.


Принадлежало императрице Александре Федоровне


Москва. Мастерская Н. Ламановой. Начало XX в.


Платье вечернее (лиф и юбка) из желтого бархата и шифона

 

 


 

Лиф открытый, с большим овальным декольте, удлиненный, притален, со шнипом, на драпированном поясе из желтого атласа, с небольшим напуском спереди. Рукава короткие, с двойным воланом из шифона. Юбка расклешена, с мягкой встречной складкой по центру спинки, со шлейфом. Отделано инкрустацией белым машинным кружевом, имитирующим филейную вышивку, аппликацией из бархата и вышивкой синелью цветущих веток гортензии.


Принадлежало императрице Александре Федоровне


Москва. Мастерская Н. Ламановой. Начало XX в.

 

Платье вечернее (лиф и юбка) из бархата цвета морской волны

 

 


Лиф притален, со шнипом, на широком поясе углом, спереди с небольшим напуском. Рукава короткие из шифона. Юбка расклешена, с мягкими складками по центру спинки, со шлейфом. Отделано вставками шифона и кружева, с широким кружевным воланом по подолу. По всему платью вышивка бисером, блестками и стразами.


Принадлежало императрице Александре Федоровне


Москва. Мастерская Н. Ламановой. Начало XX в.

 

Платье парадное придворное из розового муара

 

 


Лиф, шлейф, пелерина, юбка - реконструкция. Лиф очень открытый, с большим овальным декольте, удлиненный, со шнипом, сильно притален, рукава длинные, откидные, с частично открытой проймой. Шлейф съемный, на поясе, с мягкими складками по центру спинки. Короткая круглая пелерина с воротником-стойкой. Платье богато декорировано вышивкой серебряной нитью и канителью растительного орнамента.


Москва. Мастерская Н. Ламановой. Рубеж ХIХ-ХХ вв.

 

 

 

Платье вечернее (лиф и юбка) из зеленого атласа и черного шифона

 

 

 

 

Эффектное вечернее платье из ярко-зеленого атласа и черного шифона. Лиф с небольшим декольте утлом, мягкий, без косточек, с напуском у талии. Рукав короткий, покроя кимоно. Юбка прямая, узкая, с асимметричной драпировкой и тюником, переходящим в остроконечный шлейф. Отделка - шелковая бахрома и вышивка цветным шелком и металлической нитью.  В нем мастерски использованы ткани контрастных цветов и разных фактур. За счет мерцания зеленого атласа сквозь прозрачный черный шифон здесь достигается особый декоративный эффект - смягчается резкость тона зелени, и лишь низ юбки, не закрытый шифоном, является своего рода цветовым акцентом всей композиции костюма. Строгий, стройный силуэт со слегка завышенной талией явно свидетельствует о влиянии костюмов эпохи ампира, а украшающая платье вышивка золотисто-зеленым шелком и золотой нитью орнамента из цветов и листьев хризантем характерна для искусства стиля модерн - и по трактовке растительных форм, и по цветовому решению. Оригинально и решение юбки этого платья, драпированного по спирали. Плотно охватывающий бедра тюник, имитирующий шаль с кистями, переходит в небольшой остроугольный шлейф.


Принадлежало В.В. Карахан - жене известного дипломата.


Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1910-е

Платье вечернее (лиф и юбка) из белого атласа и тюля

 

 

 

Лиф открытый, с большим овальным декольте, мягкий, без косточек, с напуском у талии, на поясе, рукава короткие - кимоно. Юбка прямая, узкая, по спинке собрана, с тюником. Отделано вышивкой по тюлю шелком в тон ткани растительного орнамента в стиле модерн. То разреженная, с едва намеченным контуром, то с густым сплошным настилом глади, вышивка очень богата по фактуре и эффектно выделяется на фоне мерцающего сквозь тюль атласа. В платье сочетаются неоклассические веяния, характерные для х 1910-х гг., с элементами модерна и японскими мотивами.
 

Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1910-е

 

Платье вечернее из плотного белого шелка и шифона

 

 

Лиф мягкий, без косточек, с напуском спереди, с декольте формы каре, рукав короткий, покроя кимоно. Юбка узкая. прямая, спереди с тюником, по спинке слегка собрана, с асимметричной драпировкой. Лиф и юбка соединены широким драпированным кушаком из ткани платья. Декорировано серебряным галуном (декольте и пояс) и вышивкой белым шелком и серебряной нитью растительного узора, расположенного по границе соединения тканей.

 

Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1910-е

Платье вечернее из атласа бежевого цвета, белого шифона и черного машинного кружева

 

 


Лиф мягкий, с небольшим напуском, с декольте формы каре, рукава короткие, покроя кимоно. Юбка прямая, узкая, немного собрана по спинке, пришита к лифу, с двумя тюниками.  Один - из белого шифона с оригинальной, вышитой бисером, стеклярусом и стразами, широкой каймой из букетов роз в вазонах двух типов с характерной для позднего модерна геометризированной графикой форм. Другой - из черного кружева, удлиненный, сзади переходящий в шлейф. Платье гармонично решено по цвету, сочетание бежевого атласа с белым шифоном и черным кружевом тюников поддерживается изысканной тональностью вышивки.


Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1912-1913

Платье вечернее черного машинного кружева с мелким растительным узором

 

 

 


Лиф удлиненный, свободный, без косточек, немного притален, с фигурным декольте и воротником-стойкой, без рукавов, на лямках. Юбка слегка собрана по линии соединения с лифом, с небольшим шлейфом. Отделка - вышивка черным бисером по всему платью, вертикальные полосы, вышитые цветным бисером, и декоративная бисерная кисть, из того же бисера, спереди юбки. Судя по силуэту, декору и цветовому решению, платье явно создано под влиянием восточных балетных костюмов Л. Бакста и А. Бенуа.


Москва. Мастерская Н. Ламановой. Конец 1910-х

 

Платье вечернее из легкого черного шелкового крепа и атласа

 

 

Лиф мягкий, без косточек, талия занижена, ворот вырезан в форме фигурного каре, воротник-стойка, рукав покроя кимоно до локтя. Юбка прямая, собрана по талии. Декорировано кистями из ляссе спереди и на боках, спинка без кистей. Пояс отсутствует. 


Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1920-е

Платье вечернее (лиф и юбка) из белого кружева и черного тюля на черном шелковом чехле

 


Лиф мягкий, без косточек, свободный вверху, у талии заложен складками, двойной: нижний, из белого кружева и тюля - открытый, на лямках; верхний - из черного тюля, с декольте углом и рукавом покроя кимоно за локоть. Юбка из белого кружева, густо собрана по талии, на черном шелковом чехле, с двойным тюником из черного тюля с неровной линией подола.


Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1920-е

 

Актриса Ольга Книппер-Чехова в манто работы Надежды Ламановой. 1913 год

 

 

Александра Хохлова в вечернем платье с поясом из бус. (1924)
 


Платье по мотивам народного костюма (1919-1925) Лиля Брик и Эльза Триоле (сестра Лили)

 


Платье по мотивам народного костюма (1919-1925)

 


Пальто из коллекции, созданной по мотивам костюмов народа севера. Модель актриса Александра Хохлова. (1923)

 

 

 

источник- http://www.lookatme.ru/flow/posts/fashion-radar/183408-nadezhda-lamanova-ot-imperatorskogo-platya-do-narodnogo-kostyuma

Эльза Скиапарелли (итал. Elsa Schiaparelli) – итальянский дизайнер первой половины ХХ века. Ее считают создательницей стиля прет-а-порте и главной соперницей Коко Шанель (Coco Chanele). Творчество Скиапарелли является ярким примером сюрреализма в моде.

Биография и карьера

 

Сегодня имя Эльзы Скиапарелли известно немногим. В основном любителям истории моды и искусства сюрреализма. Однако в 20-30 годах прошлого века она стояла в одном ряду с самыми великими модельерами и художниками той эпохи.

Родилась Эльза 10 сентября 1890 года в городе Риме. Детство будущей художницы прошло в творческой и интеллигентной среде. Джованни Скиапарелли (Govanni Schiaparelli) – ее дядя, был знаменитым астрономом. Ему принадлежит открытие «каналов» на планете Марс. Родители Эльзы были аристократами,

 обедневшими после Первой мировой войны. Однако, не смотря на это, девочка воспитывалась в традициях высшего света. Она серьезно изучала живопись и историю искусств, любила посещать театр, особенно ей нравились театральные костюмы. Конечно же, такое воспитание не могло не сказаться на формировании личности ребенка.

В 1922 году Эльза решает уехать в Париж, где на тот момент были сосредоточены главные силы искусства. Она выходит замуж, но брак вскоре распадается и Скиапарелли в остается одна с маленькой дочкой в чужом городе. Чтобы содержать себя и ребенка, а также оплачивать уроки живописи, Эльза подрабатывает экскурсоводом. Она водит небольшие группы туристов по историческим местам Парижа. Но ее слушателями чаще всего были жены богатых американцев. Этих дам слабо интересовала архитектура Парижа или коллекции Лувра, они стремились только в модные магазины. Там женщины скупали все подряд, чтобы приобщиться к «парижской моде». Поначалу это сильно возмущало Эльзу, но в итоге натолкнуло на гениальную идею. Она подумала, что можно создавать то, что никто не купит ради престижа, но каждый захочет увидеть. А в качестве реакции прозвучат слова: «Какой кошмар!». Она твердо решила, что будет шокировать публику.

Однажды к ней в гости заглянул один старый приятель-американец. На нем был одет вязаный свитер, который поразил Эльзу своей простотой и элегантностью. Она заинтересовалась происхождением этой вещи, и оказалось, что это работа эмигрантки из Армении, живущей неподалеку. Скиапарелли познакомилась с той женщиной и предложила ей сотрудничество. Вместе они взялись за создание необычных моделей одежды. Так появилось шерстяное платье черного цвета, украшенное бантом в виде бабочки. В 1927 году это было настоящим изобретением, оно поразило всех.

Результатом напряженной работы Скиапарелли стал крупный заказ от магазина спортивной одежды «Strauss». Эльза Скиапарелли и почти вся женская часть армянской диаспоры Парижа упорно работали над его выполнением. Именно этот заказ подарил Скиапарелли славу, а армянам фабрику трикотажных изделий. В последствие дизайнера и эмигрантов связала крепкая дружба.

Эльза основала свой модный дом Schiaparelli. Поначалу он располагался на улице Рю-де-ля-Пэ в трех маленьких комнатках. Вход в магазин украшала вывеска «Для спорта».

Первая коллекция нового бренда состояла из свитеров, которые были выполнены в африканском стиле. Также на эту коллекцию повлияло творчество художников-кубистов. Для следующих своих работ Эльза Скиапарелли черпала вдохновение в татуировках матросов. Змеи, сердца, пронзенные стрелами, якоря – все это вызывало шок. Ей принадлежала идея рисунка под названием «рыбий хребет».

В 1927 году состоялся первый перелет через Атлантический океан. Совершил его Чарльз Линдберг (Charles Lindberg). Это событие подвигло Эльзу на создание новой коллекции, которая стала основой стиля «пилот».

 

 

Через несколько лет работы по созданию спортивной одежды

 Скиапарелли переключается на вечерние наряды. Здесь нельзя оставлять без внимания платье-футляр. Длинный, сшитый из черной материи туалет в сочетании с жакетом белого цвета и шарфом, небрежно перекинутым за спину. Это был новый образец безупречного стиля и элегантности.

1934 год – Эльза Скиапарелли открывает бутик на Вандомской площади, которая была излюбленным местом прогулок богатых людей. Здесь кроется еще одно изобретение этого дизайнера. Впервые за всю историю появилось такое понятие, как бутик, т.е. магазин, где продаются небольшие серии авторской одежды.

В середине 30-х годов популярность Эльзы достигает своего пика. Любое творение этой женщины становится сенсацией. Например, коллекция «Остановись, смотри и слушай». В ней Скиапарелли представила вечерние платья в виде дождевиков, необычайно расшитые сари, пуговицы в форме луидора – французской монеты. Именно в этой коллекции в качестве застежки впервые была использована молния. Раньше ее применяли только для изготовления сумок. В те годы это было больше, чем неожиданно, это было революционно.

Эльза создавала модели, которые показывала в других странах. Например, в Германии прошли показы таких коллекций, как «Языческая», «Музыкальные инструменты» и «Бабоч¬ки». Наиболее известной стала коллекция «Цирк». Возникла она благодаря впечатлениям дизайнера от американского цирка «Barnum». Помещение, где проходил показ, оформил известный дизайнер Жан Мишель Франк (Jane Michelle Franke). Одежда просто пестрила изображениями слонов, клоунов, воздушных шаров и прочих цирковых мотивов. Пуговицы были сделаны в виде гимнастов на трапециях. Перчатки напоминали гетры, а шляпки – перевернутый рожок мороженого. Сам показ больше напоминал фееричное шоу. Это, кстати, было еще одним изобретением Эльзы Скиапарелли, которое многие дизайнеры в последующем взяли на вооружение.

 

 

 

 

  

 

Эльза плотно сотрудничала со многими знаменитостями того времени. Например, актриса Кэтрин Хепберн (Katrine Hepbern) однажды сказала, что ее карьера начала развиваться только с тех пор, когда она впервые стала носить одежду от Скиапарелли. Марлен Дитрих (Marlen Ditrih), Гари Купер (Harry Kuper), Грета Гарбо (Greta Garbo), Мишель Морган (Mishele Morgan), Джоан Кроуфорд (Joane Krouford) и многие другие актеры создавали свой имидж при помощи творений Эльзы. Знаменитости обращалась к Скиапарелли не только за сценическими образами, они покупали ее одежду и для обычной жизни. Существовал даже многолетний контракт между руководством Голливуда и дизайнером.

Но ближе всего с Домом Скиапарелли сошлась Мэй Уэст (May West). Эта киноактриса принесла дизайнеру настоящую славу. Уэст была очаровательной блондинкой и секс-символом 30-х годов. Она обладала роскошной фигурой и неординарным умом. Ее манеры были откровенными и вызывающими, зачастую казалось, что она выходит за рамки дозволенного. Лучшей рекламы для Эльзы было просто не найти. Мэй Уэст заказывала наряды у Скиапарелли очень часто, и чтобы не ходить на постоянные примерки придумала одну хитрость. Она прислала модельеру в мастерскую гипсовый слепок, повторяющий ее фигуру в позе Венеры Милосской. Этот слепок впоследствии вдохновил дизайнера на создание флакона для своих первых духов. Это был оригинальный аромат Shoking, и посвящался он Мэй Уэст.

С тех пор названия всех ароматов Дома Скиапарелли начинались на букву S. Например, мужские духи Suff – их флакон имел форму курительной трубки.
В последние предвоенные годы Эльза Скиапарелли выпускает завораживающую осеннее-зимнюю коллекцию, которая называлась «Астрология». Состояла она по большей части из
пальто, украшенных ручной вышивкой из золотой парчи. На одежде были изображены знаки гороскопа и небесные тела. Рисунки были созданы компанией «Лесаж» — известнейшим парижским домом вышивки.

В 1939 году началась Вторая мировая война и Эльза сократила свое производство. В 1940 году фашисты устанавливают в Париже оккупационный режим, и Скиапарелли уезжает в США. Там она продолжает творить. В Париже работу фирмы поддерживает один из ее менеджеров Беттина Берджери (Bettina Berdgerris).

В конце 1944 года Эльза возвращается во Францию с намерением снова взяться за дело. Однако все изменилось, настали новые времена. Теперь над парижской модой царствует стиль Шанель и Кристиана Диора (Christiane Dior). Стиль Скиапарелли становится вчерашним днем. Тогда Эльза решает навсегда покинуть мир моды. Она стала проводить время в общении с деятелями искусства. У нее было два дома: парижский на Рю-де-Берри и особняк в Тунисе — Эльза жила в каждом по очереди до самого конца своих дней.

Последняя коллекция Эльзы Скиапарелли увидела свет в 1953 году.

 

   

 

Эльза Скиапарелли и эстетика сюрреализма

Франция 1920-х годов стала родиной нового направления в искусстве, которое называется сюрреализм (фр. surrealisme – сверхреализм). Оно видело свое предназначение в том, чтобы объединить реальность с мечтой и сном. Оно стремилось постичь глубины человеческого подсознания, хотело в своем искусстве выразить что-то непостижимое разумом, иррациональное. В числе представителей этого течения можно назвать таких людей, как Андре Бретон (Andres Bretone), Сальвадор Дали (Salvador Dali), Жан Кокто (Jane Koktos), Эрнст Фукс (Ernst Fuks) и многих других. Идеи этих людей оставили огромный след в литературе, живописи и кинематографе ХХ века. Сюрреализм в моде был представлен творчеством Эльзы Скиапарелли.

Модельер активно сотрудничала со многими приверженцами сюрреализма и применяла в дизайне одежды мотивы этого направления. Ее фантазия не знала пределов. Каждая модель, созданная Эльзой, была произведением искусства, мини-шедевром. К примеру, платье с выдранными клочьями, костюм, надетый задом наперед или шарфики, декорированные вырезками из газет. Неизменный шок вызывала одежда, украшенная рентгеновскими снимками и перчатки с длинными красными когтями. Многие вещи были созданы Эльзой в единственном экземпляре. Они не поступали в продажу, а предназначались конкретному лицу.

По эскизу художника Жана Кокто Эльза сотворила платье с рисунком в виде двух женских профилей, образующих вазу с цветами и знаменитый жакет, на котором изображены обнимающие руки. Наиболее плодотворной стала дружба Эльзы с великим Сальвадором Дали. Он подсказал ей идею сумки-телефона и платья с омаром и листиками петрушки. Для карманов жакета художник придумал ручки, как у выдвижных ящиков. До сих пор всемирно известен созданный им розовый диван, который повторял форму губ Мэй Уэст. Этот предмет стал главным украшением фирменного бутика Скиапарелли. Под влиянием этого художника Эльза создала перчатки с карманами для спичек и необычные шляпы, которые могли выглядеть как чернильница, поношенная туфля или баранья отбивная.

 

 

 

В 1935 году Эльзу заинтересовала тема галлюцинаций и

оптических иллюзий, которую она решила воплотить в рисунке и крое одежды. Так рождается на свет пиджак с квадратными, чрезмерно широкими плечами. Он стал неотъемлемой частью образа актрисы Марлен Дитрих, и благодаря ней обрел популярность. Еще одним интересным экспериментом стало платье с рисунком-слезой. Изображение было сделано так, что видно его было только на расстоянии или под определенным углом. Эта задумка тоже принадлежала Сальвадору Дали. Скиапарелли любила надевать платье-галлюцинацию и тем самым вводить публику в замешательство. Люди видели интересный рисунок, но когда пытались рассмотреть его поближе, то изображение вдруг пропадало. Многие задумывались о вреде алкоголя и наркотиков.

Появлялось все больше и больше людей, желающих иметь в своем гардеробе «безумную одежду» этого странного дизайнера. Сама герцогиня Виндзорская упрашивала Эльзу продать ей одно вечернее платье. Скиапарелли тогда была страшно удивлена этому. И действительно, кому могло прийти в голову, что представительница королевской семьи Британии захочет надеть на себя платье с гигантским омаром, да к тому же еще приправленным петрушкой. Сама Скиапарелли называла свой модный дом сумасшедшим.

В 1932 году на свет появилась коллекция бижутерии, созданная тремя художниками: Скиапарелли, Дали и Кокто. Это было настоящим буйством фантазии. Материалом могло послужить все, что угодно: лекарства, леденцы, настоящие птичьи перья, карандаши, ластики и многое другое в том же духе. Дали придумал коллекцию серег-телефонов, и проектировал модель омара-телефона. Жан Кокто сделал для коллекции серьги-Всевидящее око, которые производили немного жуткое впечатление. Вклад Эльзы представлял собой ожерелье и браслет, собранные из высушенных жуков. После этого Скиапарелли работала уже одна, но друзья-художники иногда предлагали интересные идеи для ее творений.

 

   

Эльза Скиапарелли против Коко Шанель

Сегодня имя Скиапарелли в основном упоминается только когда говорят о Габриель Шанель. Однако многие историки утверждают, что Эльза повлияла на современность намного сильнее, чем Коко. А в 30-е годы именно Скиапарелли была самым ярким человеком в мире моды.

Соперничество двух гениальных женщин стало главной интригой того времени. Они были абсолютно разными во всем, но главная особенность была у них общей. Эльзу Скиапарелли и Габриель Шанель объединяло новаторство и собственный, не похожий на все остальные, взгляд на моду и ее предназначение.

Шанель предпочитала творить в рамках классического стиля. Скиапарелли опиралась на сюрреализм и стремилась подчеркнуть духовную составляющую человека, его личность. Коко, в отличие от нее, стремилась придать красоту телу. Ее работы всегда отличались выдержанностью стиля, Шанель не использовала яркие ткани и броскую отделку. Эльза была экстравагантной в своем творчестве. Она любила провоцировать и шокировать окружающих. Ее материалы и фасоны отличались роскошью и просто невероятным декором.

Соперничество женщин-модельеров часто не ограничивалось только их разными стилями. Ходят слухи, что однажды Коко на одном из светских приемов с необычайной любезностью усадила Эльзу на свежеокрашенный стул. При этом она учтиво заметила, что новый узор только придаст дополнительной пестроты гардеробу соперницы и пойдет ей на пользу. Скиапарелли в свою очередь не оставила обидчицу без ответа: карикатурные изображения Габриэль нередко становились украшением новых работ Эльзы. Остроты их «дружбе» придавало то, что общались обе женщины с одним и тем же кругом лиц.

 

Сложно определить, кому отдать звание главной законодательницы моды 30-х годов. Но бесспорно лишь то, что именно одежду Скиапарелли предпочитали голливудские звезды, а ее женственные образы тогда сильно затмевали мужеподобный стиль «гарсон», придуманный Шанель. Да и сама Коко, в конце концов, признала яркие цвета именно под влиянием стиля Эльзы.
Говорили, что в жизни Великой Коко было всего две вещи, которые могли доставить ей серьезные неприятности. Первая – это немецкие офицеры, связь с которыми стала причиной закрытия дома
Chanel на целых 15 лет. Эльза Скиапарелли сыграла роль второй такой вещи. Художница на время затмила славу Шанель как женщины-модельера номер один.

Однажды Коко задали вопрос:  «Завидуете ли вы успеху Эльзы Скиапарелли?», на что Шанель ответила: «Да нет, что вы? Это никому не известная итальянская художница, которая всего лишь шьет одежду!». Хоть сегодня и кажется, что Габриэль одержала победу (ведь мало кто помнит Эльзу, да и бренд Elsa Schiaparelli не существует уже больше, чем полвека), однако мода обязана «никому не известной итальянской художнице» очень многим.

Эльза Скиапарелли и ее вклад в современную моду

Творчество Эльзы всегда было отражением ее жизни, ее новых увлечений, переживаний и поисков. Например, ее интерес к авиации обернулся созданием нового стиля «пилот», который актуален и по сей день. Она всегда считала, что обществу не нужны просто хорошие и удобные вещи, и стремилась, чтобы ее модели во всем отличались от работ других дизайнеров. Таким образом, эта женщина привнесла в моду много новых идей: раздельную юбку, которая потом стала шортами, раздельный купальник телесного цвета и бижутерию. Без этих предметов мы уже не можем представить современной моды. А в 30-е годы такие новинки хоть и шокировали, но все-таки очень привлекали клиентов в бутики Скиапарелли.

Яркие цвета и необычные сочетания красок были еще одной страстью Эльзы. Она смело объединяла пурпурный, алый и оливковый цвета или черное платье с красными чулками, она с легкостью могла украсить бирюзовый жакет бардовыми деталями, а на розовую ткань нанести зеленый узор.

Материалы, которые Эльза Скиапарелли использовала для создания своих моделей, всегда были необычными и нетрадиционными. Мешковина, родофан, мех обезьяны, солома – это все могло ей послужить для создания коллекции.

 

 

   

 

 реклама парфюма Скимапарелли

 

В 1936 году Скимапарелли представила на суд зрителей свою новую фирменную деталь – цвет «Shocking pink» («шокирующий розовый»). Он действительно шокировал публику. Зато сегодня ни одна уважающая себя модница не может без него обойтись.

Многие открытия Эльзы нашли себя в моде лишь через 40-50 лет после их создания. Например, застежка-молния, впервые попавшая на одежду в ее коллекциях, громко заявит о себе только в 60-х. То же самое можно сказать и о многом другом: флакон в виде женского тела, цвет фуксии, сумки-предметы, перчатки гетры, ботильоны и меховые туфли – если оглядеться, то всюду можно заметить идеи этой женщины. Эльза Скиапарелли еще в 30-е годы создала современную моду.

Эльза уступила новым веяниям тех лет. Время требовало от дизайнеров утилитарности и универсальности в одежде. Однако в ее творениях находили вдохновение такие таланты, как Джон Гальяно (John Galliano), Biba, Вивьен Вествуд (Vivienne Westwood), Жан-Поль Готье (Jean-Paul Gaultier). Но, пожалуй, самым главным последователем ее стиля был Франко Москино (Franko Moschino).

Эльза Скиапарелли покинула Францию в 1939 году, с тех пор она больше никогда не создавала ничего выдающегося. В том же году был закрыт и Дом Chanel. С тех пор, Эльза прожила еще долгую и насыщенную жизнь. Она увидела всемирную славу двух своих внучек Марисы (Marisa) и Берри Беренсон (Berry Berenson). Они стали актрисами и фотомоделями. Мариса очень долго была лицом журнала Vogue.

Скончалась Эльза Скиапарелли 13 ноября 1973 года в Париже. С момента выхода ее последней коллекции прошло 20 лет. Была похоронена в шелковом платье шокирующего розового цвета.

Однажды Эльза сказала по поводу создания одежды, что это «самое трудное и неблагодарное искусство, потому что вскоре после того, как платье появится на свет, оно становится вещью прошлого». Но своим примером она подтвердила обратное. Сегодня творчество Скиапарелли обязательно изучают все, кто выбрал для себя занятие этим «неблагодарным» делом.

 

 

источник - https://wiki.wildberries.ru/people/designers/schiaparelli

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Эльза Скиапарелли.

Моя шокирующая жизнь

 

 

 

Предисловие к русскому изданию

 

Первое издание на русском языке замечательной книги воспоминаний великой создательницы мод Эльзы Скиапарелли – исключительное по важности событие в истории и теории отечественной моды. В СССР на протяжении многих десятилетий имя Эльзы Скиапарелли было предано полному забвению – это было связано с грустной для русской культуры политикой «железного занавеса». Но лучше поздно, чем никогда! И именно с этой книги московское издательство «Этерна» начинает новую серию редких книг о моде на русском языке, авторами которых были сами модельеры, создатели известных домов моды, великих брендов, авторских стилей. Сейчас, когда отечественная мода переживает большой подъем и начинает собирать первые цветы успеха на международном рынке славы, обучение людей, связанных, хотя бы опосредованно, с миром красоты, эстетики и моды, мне лично видится особенно важным. Я уверен, что автобиографические воспоминания ВЕЛИКОЙ ЭЛЬЗЫ СКИАПАРЕЛЛИ доставят читателям большое удовольствие и станут поводом для плодотворных размышлений.

С именем Эльзы Скиапарелли связана целая эпоха мировой моды, расцвет которой приходится на 1930—1950-е годы. Ее талант напрочь опровергает мнение, что большую моду могут создавать только мужчины. Удивительно талантливая и оригинальная, итальянка Эльза Скиапарелли всего добилась собственным трудом, долгим и серьезным творческим поиском. Одна, без помощи мужа, с маленькой больной дочкой на руках, Эльза прибыла из Нью-Йорка в Париж после Первой мировой войны. Получив благословение самого «императора парижской моды» той эпохи Поля Пуаре, она дерзнула открыть в Париже, городе жестокой конкуренции, свой модный салон и привлечь к себе внимание. Одним из секретов первого успеха Скиапарелли был, на мой взгляд, ее интеллект, ум, помноженный на художественный дар и работоспособность. Человек тонкой культуры, поклонница литературы, поэзии и философии, Эльза родилась в 1890 году и выросла в Риме в семье аристократа, директора Королевской библиотеки. Среди ее предков был знаменитый итальянский астроном Джованни Вирджинио Скиапарелли (1835–1910), отрывший особенности строения «каналов» на поверхности Марса. Реальное и ирреальное, подчас даже космическое, окружало девочку с детства и научило ее нестандартно мыслить. Эльзу всегда тянуло к неизведанному, новому и оригинальному. Смелость помогла ей переделать образ сотен тысяч женщин, ставших в 1930—1940-е годы ее клиентками и поклонницами.

 
Об успехах и трудностях, о страхах и размышлениях, о встречах и путешествиях Скиапарелли вы узнаете из этой книги.

 

Что действительно нового привнесла Эльза в этот загадочный мир моды? Возможно, из всего ее наследия самым живучим оказался цвет яркой фуксии, так называемый «Shocking pink» – «шокирующий розовый», который стал лейтмотивом многих ее коллекций, цветом упаковки косметики и духов Скиапарелли. «Шокинг» в сочетании с черным позже был растиражирован множеством последователей великой Эльзы, начиная от Пьера Бальмена и недавно скончавшегося Ива Сен-Лорана, который считал себя во многом ее последователем, и заканчивая розовой палитрой у Кристиана Лакруа, Джонни Гальяно и многих других, менее известных и успешных дизайнеров.

 

 

Читать книгу Эльзы Скиапарелли "Моя шокирующая жизнь"